The Lost Room

Объявление



• Лента новостей:

03.03.2015
• Поздравляем форум с победой в конкурсе молодых форумов на каталоге CoffeBreak. Огромная благодарность Эли Шемешу за разработку конкурсного блока.

29.12.2015
• Поздравляем нового мастера игры - Саймона Беллами со вступлением в должность!
action 1 "bloody trail"

• Добро пожаловать!

Приветствуем вас на ролевом проекте "Потерянная комната". Больше полусотни лет назад в штате Нью-Мексико произошло Событие, благодаря которому около сотни обычных предметов обихода стали Объектами с мистическими свойствами. Говорят, они приносят беды своим обладателям. Говорят, если их собрать воедино, станешь Богом. Говорят, где-то существует человек-Объект. Много чего говорят...
• Администрация

Администратор: Lost
Мастера: Sola Veronica Vives,
Simon Bellamy

• Ссылки


• Баннеры и топы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Lost Room » Настоящее » 01.05.2014. Что тебе снится?


01.05.2014. Что тебе снится?

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

ЧТО ТЕБЕ СНИТСЯ?
http://se.uploads.ru/t/OqbUv.gif
1. Город (штат): "Бланка", Нью-Йорк
2. Дата и время: 01.05.2014, вечер
3. Участники: Фанни и Алан Дэвисы
4. Краткое описание: Из-за нелепой ошибки медовый месяц у Дэвисов начался в номере "Бланки". Любовь иногда толкает на маленькие милые безумства. Например, на использование Объекта там, где это запрещено. Стоит ли говорить, что все тайное неизбежно становится явным?

Отредактировано Alan Davis (2015-02-24 21:41:02)

0

2

- Спасибо, - поблагодарил девушку за столом регистрации Алан и, забрав ключ от номера С3, поспешил вместе с Фанни на третий этаж.
В левом крыле хостела было почти что тихо - весь шум доносился из правого. На подоконнике спала черная кошка. Видимо, та самая, о которой предупреждали при поселении. Алан впервые сталкивался с животными в отелях, но кошка вполне органично вписывалась в интерьер и практически не вызывала диссонанса в восприятии.
Новоиспеченный муж хотел было обратить внимание жены на спящий феномен, но та, похоже, и сама уже заметила. Кошка, польщенная такими объемами внимания, зашевелила ушами, и, распознав неучтенный звук, открыла глаза, встала, выгнула спину дугой и, бросив недовольный взгляд, гордо ушла в сторону левого крыла. Алан усмехнулся и открыл дверь в номер.
Комната оказалась средних размеров, вполне неплохо обставленной, особенно для своей стоимости. Парень поставил на стойку у входа чемоданы и повернулся к Фанни, чтобы помочь снять пальто.
- Все равно не понимаю, как так могло получиться, - в который раз повторил Алан.
Еще в аэропорту они с десяток раз обсудили произошедшее. Родители покупали эти билеты, молодожены их видели. Неужели никто не обратил внимание на то, что дата отлета - второе, а не первое мая? Чтобы всех в доме вот так подвело зрение? И Алан бы понял, произойди такая ситуация с кем угодно, но с ним? Он работает с цифрами, числа - его жизнь. Анализ чисел, сопоставление - все то, чем он занимается изо дня в день. Конечно, трудно было забыть подтрунивания коллег в связи с предстоящей женитьбой. Мол, от любви забудет даже, с какой стороны подходить к квадратным уравнениям.
Нужно было прекращать думать о том, что постичь невозможно, и возвращаться на грешную землю, во многом более понятную, чем попытка объяснить неверную дату.
- Прости за занудство, - Алан поцеловал жену и пообещал себе больше не зацикливаться на этих чертовых билетах.
Кровать оказалась вполне подходящей для влюбленной пары. Зря девушка на ресепшене так странно на них смотрела, уверяя, что все номера одноместные. Ладно, был бы выбор. Ну не разделить же по номерам она их хотела. Конечно, не огромный полигон, но для одной ночи вполне подойдет.
Алан подхватил Фанни на руки и, донеся до кровати, поставил так, что девушка оказалась выше него.
- Закажем пиццу? Или что-то из местной кухни?
Девушка на ресепшене рассказывала что-то про то, как добыть в этом заведении ужин, но меньше всего сейчас парню хотелось разбираться в хитросплетениях этой системы.
- Пицца - замечательный вариант, - подсказал он правильный ответ.

+1

3

Нью-Йорк встретил молодых людей прохладным ветром и сгущающимися сумерками. По причине совершенно странной и необъяснимой новоиспеченным супругам Дэвис пришлось на сутки задержаться в городе, который принято называть Большим Яблоком.
Небольшой хостел «Бланка» принял их радушно, без лишнего фарса, что определенно понравилось Фанни, которая никогда не была сторонницей многочисленных лицемерных игр. «Балнка» оставляла после себя приятное впечатление. Много окон, легкие тюли, светлые ковры. Даже черная кошка каким-то образом вписывалась в интерьер. Проходя мимо большого и темного комка шерсти, Фанни невольно подумала о том, что черная кошка – это плохая примета. Но, с другой стороны, если каждый раз обращать внимание на мелочи, то можно состариться раньше времени. А им еще предстояло жить и жить.
- Это уже не имеет значения, - проговорила девушка, отдавая пальто Алану. – Лучше не думать. Все равно ты уже ничего не сможешь изменить.
Она прошлась по комнате, осматривая ее убранство. Скромно, как во многих хостелах или мотелях. Однако стоило отдать должное хозяевам, в помещении царила идеальная чистота, что не могло не радовать. Правда окна выходили на улицу, но это не такая большая проблема. Они здесь задержатся всего на одну ночь и уже завтра продолжат свое путешествие, которое должно было привести их в самые прекрасные места Европы. Эту поездку действительно стоило ждать. Да и кто откажется от медового месяца?
Наверное, Фанни задумалась, потому что она не заметила, как Алан оказался рядом и подхватил ее. На ее губах тут же появилась улыбка. Искренняя, радостная и счастливая. Это был тот период, когда каждая мелочь казалась важной и заставляла чувствовать себя так, словно паришь где-то в облаках.
Она почувствовала под ногами мягкое покрывало и матрас, который тут же немного прогнулся под весом ее тела. Фанни смотрела на мужа сверху вниз, обвив руки вокруг его шеи. Ей все еще не до конца верилось, что свадьба осталась позади, как и то время, которое они проводили вместе. Сейчас должен был начаться новый этап их жизни. Совместной, когда уже не существует кого-то из них по одиночке.
- В таком случае, будем есть на ужин пиццу,- проговорила Фанни. – Вряд ли местная кухня отличается от того, что мы едим дома.
Она запечатлела легкий поцелуй на губах Алана, после чего выскользнула из его объятий, падая на кровать. Кровать оказалась совсем не жесткой, матрас даже был практически удобным, чего обычно не ждешь от отелей, гостиниц, хостелов или мотелей. В «Бланке» действительно можно было довольно неплохо провести время. Особенно, если это всего лишь ночь, которая отделяла обычную жизнь от свадебного путешествия.
- Но ищешь ее все равно ты, - проговорила Фанни, переворачиваясь на бок, рассматривая подушки, набитые чем-то вроде синтепона. – Единственный минус, который я пока что заметила, - это слишком мало подушек.

Отредактировано Fanny Davis (2015-02-24 09:43:34)

+1

4

- Это ведь одноместный номер, - согласился Алан с претензией жены.
Световой день подходил к концу, и яркие вывески, билборды и витрины, смешивая все цвета неона и ярких светодиодов, постепенно становились основным освещением, проникающим в номер С3. Наверное, стоило включить свет, чтобы... Но нет - никаких причин для этого не было. Часы остановились ровно на сутки, а они с Фанни были предоставлены только друг другу.
Алан присел на ковать рядом с женой и, взглянув на нее еще раз, отложил взятый было в руки телефон на стоящую рядом тумбочку.
- Ты очень голодна?
Вопрос был риторическим. Новоиспеченному супругу именно сейчас вдруг стало не до положительного ответа. Осторожно, почти невесомо, он провел пальцами вдоль шеи возлюбленной, убирая каштановую прядь.
Вот, что такое медовый месяц. Когда мир вокруг перестает существовать. Формулы ссыпались лишним мусором в долгий ящик. По возвращении Алан, конечно, достанет их оттуда, но сейчас все это было совсем неважно. Только Фанни, только ее нежная шея, пульсирующей жилкой отзывающаяся под его пальцами.
Дэвис оставил легкий поцелуй за изящным ушком и повернул девушку к себе.
- Интересно, сколько всего пар целовались на вершине Эйфелевой башни?
Чертовы цифры просачивались везде. Алан тряхнул волосами, словно убирая из головы несусветную ересь. На какую высоту пускают туристов? И что будет, если нарушить запрет? Парню хотелось на самую вершину. Не то, чтобы он был большим любителем острых ощущений, но пользы от головокружения еще никто не отменял.
А больше всего голова кружилась от поцелуев. Алан едва коснулся губ жены, дразня и призывая нежными прикосновениями чуть выгнуться, чтобы он мог расстегнуть молнию на платье.
Сегодняшний ужин они начнут с десерта.

+1

5

Ответ на заданный вопрос мог бы самым неоднозначным и неожиданным. С одной стороны - поужинать все-таки стоило. С другой – разве это не могло подождать? Идти куда-то сейчас Фанни хотелось в самую последнюю очередь. Она бы с удовольствием обо всем забыла, включая  низменные человеческие потребности, такие, как еда и сон. Ей не хотелось сейчас о чем-либо думать, рассуждать или вести какие-нибудь безумные беседы, полные противоречивых слов и непонятных формулировок. Она хотела просто обо всем забыть, словно ничего больше и не существовало. Кто скажет, что не имела права?
- Я думаю, что больше, чем может казаться на первый взгляд, - проговорила Фанни, послушно поворачиваясь к мужу, чтобы стать немного ближе, дабы видеть его голубые глаза, в темноте помещения казавшиеся серыми, точно пасмурное небо ранней весной. Но за окном уже начал расцветать во всей своей первозданной красе май. И вряд ли его сможет испортить шум большого города, пыль и бесконечные телефонные звонки, которые слышатся на каждом шагу.
- Я не хочу так играть, - с нотками обиды проговорила Фанни, чувствуя практически невесомые поцелуи на своих губах. Ее руки моментально заключили мужа в объятия, а тело подалось вперед, поднимаясь, принимая вертикальное положение. Вот теперь они были достаточно близко друг к другу. И вновь Фанни улыбалась, даже не осознавая этого. Для нее состояние легкого возбуждения стало привычным в последние дни, которые были полны событий и приятных впечатлений.
- Ты пиццу уже совсем не хочешь? – в ее глазах появились лукавые огоньки, которые она даже не пыталась спрятать. – Как-то быстро ты отказался от своей идеи…
Ее руки соскользнули вниз вдоль ворота, ощущая под слоем одежды крепкие мужские мышцы. Когда-то подобный жест мог вызвать в Фанни сразу бурю эмоций, пробудить строптивые мысли, унести в мир фантазий. А что сейчас? Практически все то же самое, но сейчас во всем происходящем существовала та невидимая уверенность, которая не позволяла сомневаться или думать, что нечто есть в этом неправильное. Наоборот. Все именно так, как должно быть. Без предрассудков и предубеждений.
Девушка медленно поцеловала своего единственного возлюбленного, растягивая поцелуй, заставляя его растворяться во времени и пространстве, точно каждая секунда походила на некий отклик удовольствия, подобного тому, что испытывает человек, находящийся на вершине своего счастья. А Фанни сейчас определенно покорила свой личный Эверест, на котором гордо восседала, смакуя минуты блаженства.
Она вновь обняла Алана, повторяя это движение уже в тысячный раз, но не успев до сих пор устать от него. Ей хотелось бесконечно долго целовать своего мужчину, чтобы он понял, как сильно она его любит. Хотя вряд ли упертый математик не знал этого.
- Ты все еще думаешь об ужине? - поинтересовалась Фанни, прерывая этот поцелуй, выдыхая слова в расстоянии какого-то сантиметра от губ Алана.

Отредактировано Fanny Davis (2015-02-25 20:39:04)

+1

6

- У меня появилась идея получше, - усмехнулся Алан, сгребая жену в охапку и возвращая поцелуй.
"Идея получше" была вполне себе очевидной. В полутьме тяжело было рассмотреть детали, но каждую черточку, каждый изгиб тела возлюбленной мужчина знал наизусть. Легко справиться с любой застежкой, если всю жизнь прекрасно управлялся с перебором фортепианных клавиш.
Молния разошлась, обнажая спину Фанни. Алан, до этого всеми силами стремившийся раздразнить жену легкими прикосновениями, не удержался и принял ее правила игры. Поцелуи стали настойчивей, пальцы касались нежной кожи со все нарастающим собственничеством. Ему хотелось брать, брать и брать. Всю ее без остатка. И без того принадлежавшую ему перед богом и людьми. Страсть туманила разум, направляемая лишь любовью, умевшей отдавать...

Когда все закончилось, за окном уже совсем стемнело. Уличное освещение полностью вступило в свои права, иногда откликаясь пробегающими бликами на потолке и стенах. Алан лежал, прижимая к себе жену и перебирая шелковые локоны пальцами. Сейчас, в безвременьи, кроме него и Фанни больше ничего не существовало. Впереди была долгая поездка, обещающая массу впечатлений, но здесь и сейчас они словно закрылись от всего мира и не торопились возвращаться. Телефон сиротливо лежал на тумбочке, даже не пытаясь привлечь к себе внимание и как-то прервать неторопливый разговор двух влюбленных - бессмысленный по сути, но дающий особенное чувство единения милыми глупостями, так характерными для всех пар.
Однако, суета последних дней не зря притаилась, выжидая самое удобное время, чтобы напомнить о себе. Подготовка, свадьба, сборы - масса волнений, хоть и в чем-то желанных и приятных. И теперь, почувствовав возможность расслабиться, сознание ухватилось за нее, тут же воплощая в действительность. Слушая волшебный голос Фанни, Алан даже не заметил, как провалился в сон.

Гостиничный номер сменился комнатой побольше, походившей скорее то ли на рабочий кабинет, то ли на лабораторию - во всяком случае, Алану, что стоял над огромной матрицей на всю стену, казалось все именно так. Все элементы матрицы издавали какие-то сигналы, разные не только по цвету и температуре, а еще и по излучению каких-то волн, о которых мужчина и понятия не имел. Он забыл, как они называются, но точно знал, что с ними делать - его пальцы словно обрели новый вид осязания, чувствуя эти излучения и определяя оттенки.
Алан знал, что эта матрица - лишь часть комплекта таких же матриц. И, доработав эту, он просто перейдет к следующей, как перешел от предыдущей к этой. А сейчас он кропотливо работал с каждым просчитанным заранее и отмеченным элементом, меняя его характеристики на новые, тоже просчитанные заранее. Набор инструментов для работы не казался мужчине странным - он точно знал, что и как работает, и просто перенастраивал матрицу. Скучно и монотонно.
Но тут в комнату ворвался посторонний с оружием. Потом второй, третий. Алан узнал значки - подвешенная за одну лапку птица. Почему-то этот символ вызвал у мужчины настоящий ужас. Что это? Теракт? Захват?
За спиной раздался взрыв.

+2

7

Как ни странно, но Фанни не спалось. По идее, она должна была погрузиться в царство грез сразу же, стоило голове коснуться подушки. Но этого не случилось. Наверное, эмоции девушки никак не могли успокоиться, снова и снова ощущая суету, тревогу и радость последних дней. Вечер горел своими самыми яркими красками. Где-то за окном только-только начинали светиться фонари. Слышался шум автомобилей, проезжающих мимо хостела «Бланка». Все эти мелочи напоминали о существовании внешнего мира за пределами этой комнаты. Однако они до сих пор казались мелкими и незначительными по сравнению с тем, что сейчас имела Фанни.
Алан уже давно заснул. Его ровного, неспешного дыхания было практически неслышно. Тишина медленно окутывала помещение, обычно заставляя мысли уноситься в не самые приятные дали. Но только не сегодня. Мир вокруг казался безоблачным и волшебным, точно появился откуда-то из сказки, которые читают детям на ночь родители. И эта сказка сейчас окружала девушку, словно она получила тот самый единственный шанс навсегда остаться счастливой и важно его не упустить.
Фанни села на кровати, понимая, что вряд ли сможет заснуть в ближайшее время. Ее глаза уже привыкли к вечернему полумраку, поэтому сейчас девушка видела очертания мебели в номере С3, двери и мирно спящего мужа.
«Интересно, что тебе сейчас снится?» - подумала она, поджимая колени и кладя на них голову. – «Хотела бы я знать, о чем ты думаешь. И не только сейчас. Иногда твои мысли остаются для меня загадкой. Большой загадкой, которую я не в силах разгадать. Но ты не представляешь, как бы мне хотелось этого! Между нами не должно быть секретов. Однако они всегда будут. Какие-то маленькие и незначительные, но все же будут. Так, наверное, даже лучше. Я скорее предпочту жить в счастливом неведении, чем разочароваться… Хотя нет. Это тоже пустые слова. Я бы хотела знать все. До последней капли и последнего вздоха…»
В темноте на безымянном пальце Алана блеснуло кольцо. То самое, которое она отдала ему во время церемонии. Это кольцо когда-то заставило Фанни изменить свою жизнь. Возможно, изменить саму себя. Она не жалила ни о чем, потому что каждое из когда-либо совершенных ею действий привело к тому, что она познакомилась с Ним. Возможно, отчасти это и была некая молодая, идеалистическая любовь. Но именно она заставляла сердце биться чаще.
Смотря на кольцо, которое навсегда связало ее с мужем, Фанни автоматически поправила свое. Самое обычное золотое обручальное кольцо в отличие от того, которое носил Алан. И тут в ней появились те мысли, что принято называть ядом. Они рождаются внезапно и от них нельзя избавиться. Фанни знала, что в хостеле нельзя пользоваться Объектами. Но сейчас ведь была ночь. Все спали. Они в своем номере, наедине. Никто не увидит и не узнает. Даже спящий муж.
Потянувшись к кольцу на руке Алана, девушка аккуратно сняла его и поднесла, как полагается, к правому уху спящего.
«Серьезно?» - она улыбалась, про себя легонько посмеиваясь. – «Тебе снятся матрицы? Я не удивлена!»
Однако во сне начали появляться странные образы, которые почему-то обеспокоили Фанни. Ей следовало вновь надеть кольцо на палец и мужа и лечь спать, однако эта ночь должна была быть прервана. Внезапно раздался взрыв. И девушка точно знала, что он был настоящим, а не исходил из сна.
Фанни спрыгнула с кровати каким-то резким и нервным движением, роняя из рук кольцо, которое закатилось под кровать.
- Алан! Вставай! Что-то случилось! – начала она будить мужа, натягивая на себя футболку. – Я слышала взрыв. Где-то здесь. Рядом…

Отредактировано Fanny Davis (2015-02-28 09:42:19)

+1

8

Пересекая черту между сном и реальностью, Алан слышал голос Фанни, и все пытался зацепиться за остатки сна, чтобы уберечь жену от того ужаса, которым наполнилась ранее незнакомая ему лаборатория. Сознание возвращалось медленно, растягивая время в реальности и пытаясь выстроить ровную теорию о том, почему шум и паника вдруг сменились странной тишиной гостиничного номера.
Открыв глаза и пытаясь настроить резкость, мужчина быстро сообразил, где находится, и попробовал вспомнить слова, что вертелись в голове.
"Я слышала взрыв. Где-то здесь. Рядом."
Алан вскочил с постели, как ошпаренный. Фанни спешно одевалась - значит, ему не послышалось. Найдя в свете наспех включенного светильника свои джинсы, мужчина принялся натягивать их. В коридоре со стороны лестницы послышался стук каблуков - какая-то женщина спешно спускалась вниз. Следом бежал кто-то посолиднее и потяжелее.
Суматоха нарастала. Хостел пришел в движение, словно небольшой улей. Алан натянул футболку и посмотрел на часы. Всего-то девять - кроме него, видимо, никто и не спал. Даже Фанни.
- Оставайся тут, я посмотрю, что там, и вернусь.
Мужчина взялся за кроссовки. Адреналин уже давал распоряжения, заставляя пальцы работать ловко, а мозг, наконец, проснуться, чтобы сообразить, что время на шнуровку тратить необязательно. И еще осознать, что оставлять жену там, где только что что-то взорвалось - большая ошибка.
- Нет, прости, - тут же исправился Алан, хватая Фанни за руку и спешно покидая номер, даже не заперев его на ключ.
Какая-то девушка из правого крыла пронеслась и скрылась на лестнице. Значит, и им туда. Все еще не размыкая рук, супруги заторопились вниз.
Однако, как выяснилось, постояльцы не спешили эвакуироваться из опасного здания. Все они зачем-то столпились на втором этаже возле номера, что находился как раз под комнатой, занимаемой Дэвисами. Видимо, это и было местом происшествия.
- Там какой-то мужчина в одном полотенце, - комментировал Алан увиденное.
Все же он был выше, и мог увидеть немного больше, чем Фанни. Собравшая толпа гудела, как пчелиный улей, расслышать что-то было очень сложно.
- И девушка с ресепшена. Пытается выяснить, что произошло.
Окружающие тоже делились друг с другом, обсуждая впечатления и строя самые невероятные догадки. Понять что-то не представлялось возможным. Алан уже было сделал шаг в сторону, намереваясь поскорее собраться и уехать из ненадежного пристанища, как в толпе разнеслось одно-единственое повторяющееся слово: "скрепка".

+1

9

Фанни удалось найти в крайнем кармане шорты от одного из спортивных костюмов, так что у нее был практически приличный вид, если не считать того, что еще десять минут назад она думала о грядущем сне.
Девушка не успевала иногда следить за мыслями Алана, поэтому просто шла следом, позволяя ему руководить процессом.
В коридоре творился настоящий ужас, хотя никаких следов разрушений не было видно. Тогда, откуда шум? Почему он вдруг появился? Возможно, кто-то назовет Фанни глупой, однако это совсем не так. Единственной отрицательной чертой, которую в данном происшествии в девушке можно было бы найти, являлась ее наивность. Иногда это качество умиляло, но в особенно крупных проявлениях оно скорее раздражало. Разве может быть молодая женщина в свои двадцать три настолько наивной и верящей в мир вокруг, видящей его сквозь призму четкого разума, которому так незыблемо доверяли дети в своем малом возрасте?
Собравшая толпа создавала неприятное ощущение духоты. Фанни почти ничего не видела, так как большей частью постояльцы хостела оказались высокими мужчинами, которые бурно о чем-то спорили. Может быть, Дэвисам просто стоит забыть об этом и поужинать? Какая разница, что такого странного произошло номером ниже? У них завтра начнется медовый месяц. На самом деле, фактически, он уже был в самом разгаре, но не суть. Итог все равно один и тот же – зачем им выяснить то, что их даже не касается? По крайней мере, именно в этом русле размышляла Фанни, все еще не осознав того, что была в какой-то степени виновата во взрыве, переполошившем всех гостей Нью-Йорка.
- Мне кажется, все не так страшно, - проговорила девушка, слегка качнув головой, от чего спутанные каштановые пряди нервно колыхнулись. – Они смогут разобраться и без нас! Главное, что никто не пострадал. А я вроде бы не вижу калек, крови или ран, - она слегка пожала плечами, отпуская руку мужа. – Здесь слишком много людей, есть, кому решить проблему. Причем, скорее всего, совершенно случайную и не самую важную. Взрыв оказался неожиданностью, поэтому всех и напугал. И меня в том числе. Но все в порядке. Значит, мы можем вернуться к нашей жизни.
Она направилась назад, пытаясь отойти как можно дальше от толпы, которая совершенно не нравилась Фанни. Люди говорили слишком громко, излишне кричали и устраивали хаос там, где его не должно быть. Она остановилась в нескольких десятках метрах от того места, где стояли последние из посетителей, пытавшиеся узнать, в чем дело. Ее руки по старой привычке сомкнулись на груди в традиционном жесте крест-накрест. На лице появилось задумчивое выражение, которое говорило о том, что Фанни была чем-то недовольна. Наверное, в первую очередь, самой собой. Она подняла шум из-за взрыва, который оказался не то, чтобы неопасным, а самой настоящей растратой времени.

Отредактировано Fanny Davis (2015-03-03 19:22:18)

+1

10

Отойдя назад, Алан натолкнулся на недовольный взгляд жены. Та совершенно не разделяла его опасений и считала, что паника - ложная. Впрочем, видимо, так оно и есть: люди вокруг были охвачены скорее любопытством, чем желанием спасти свои жизни.
Мужчина еще раз обернулся к двери: их сосед снизу все еще пререкался с девушкой с ресепшена, и, очевидно, не горел желанием впускать ее в свой номер. А это значило, что вряд ли им удастся узнать, что же там произошло.
- Пойдем наверх, - Алан прижал Фанни к себе, поцеловал в висок и пропустил, позволяя ей идти немного впереди.
Но вся эта ситуация не выходила из его головы. Скрепка? Причем там может быть скрепка? Какое взрывное устройство можно активировать скрепкой? Мужчина перебирал варианты в голове, но не мог найти ни одного достойного. Даже если бы взрывчатку активировали скрепкой, как бы люди в толпе об этом узнали? Чушь какая-то.
Или, может, скрепка была в его руках? Но кто бы стал взрывать что-то в номере скрепкой? Или...
Что, если они говорили об Объекте? Алан непроизвольно прикоснулся к пальцу в том месте, где должно было быть его обручальное кольцо. И замер. Кольца не было.
- Фанни, - позвал было он жену, но, когда та обернулась, замотал головой, показывая, что ничего не хочет сказать.
Да и что он ей скажет? Что потерял кольцо, которое она ему подарила? Может, оно вообще в спешке выпало, когда он спросонок собирался. Лучше всего попробовать поискать его в номере - может, еще найдется. Не стоит волновать Фанни понапрасну.
В номере горел свет, телефон все также лежал на тумбочке у кровати. Практика показала, что Алан оказался не очень хорошо подготовлен к чрезвычайным ситуациям. Нужно будет это наверстать: чрезвычайные ситуации, как оказалось, могут настигнуть не только в институтских лабораториях, где вся эвакуация расписана, как по нотам.
Мужчина оглядел номер: на видном месте кольца не было. Перетряхнул постельное белье - пусто. В любом случае, его действия уже выглядели странно, поэтому пришлось признаться.
- Кольцо пропало, - Алан убрал одну подушку, вторую - ничего не было. - Не помню, в какой момент. Когда мы были там, внизу, его уже не было.
Переведя озадаченный взгляд на жену, мужчина задумчиво добавил:
- Те, кто собрался возле номера, говорили о какой-то скрепке. Я подумал, что речь могла идти об Объекте и потянулся за кольцом. А что, если оно исчезло из-за взрыва?
Звучало очень глупо, но само существование Объектов и так нарушало всю привычную ему логику.
- Не могло же оно просто соскочить с пальца, верно?

+1

11

Фанни находилась в замешательстве. Ей казалось происходящее бессмысленным. Почему? Потому что она отчасти понимала, что произошло. Слишком долго и упорно ей пришлось искать информацию об Объектах, чтобы не знать их силы. Однако о подобным она явно никогда не слышала. Взрывы? Погромы? Это одна из способностей какой-то объекта? То есть кто-то им воспользовался этим вечером. Собственно говоря, как и она сама.
«Это ведь могло произойти из-за меня? Почему нет! Или все-таки не из-за меня, а из-за того человека, который живет номером ниже? Не знаю. Не знаю…»
Они с Аланом вернулись в номер. Фанни села в кресло, думая о произошедшем. Ей это не нравилось. Она бы с удовольствием забыла и покинула хостел. Объекты являлись интересными предметами для изучения, но в них таилось слишком много опасностей.
«Может быть, мне не следовало отдавать то кольцо Алану? Вдруг оно принесет ему беспокойства или какие-то проблемы?»
Девушка перевела взгляд на мужа. Он зачем-то разобрал постель. Подняв на него недоумевающий взгляд, Фанни внезапно поняла, что он может искать. Зазвучавший в тишине низкий голос сразу же подтвердил ее догадки!
«Кольцо! Черт! Я же его использовала! И где оно теперь? Мне признаться ему? Или оставить это своим маленьким секретом? Возможно, Алан меня не поймет. Я же вторглась в его личное пространство! В его сон! Иногда, Фанни, тебе надо сначала думать, а потом уже делать. Однажды это тебя погубит…»
Девушка посмотрела на мужа. В ней боролись две совершенно разные стороны. Одна хотела сохранить покой и мир медового месяца. Другая стремилась сказать правду, так как все-таки жаждала с супругом отношений, в которых не существовало бы никаких недомолвок, пусть и столь маленьких. Если в первую очередь Фанни не будет откровенна, то и Алан замкнется в этом вопросе. Подобного никак не хотелось допустить.
Резко поднявшись с кресла, девушка в два шага оказалась рядом с кроватью, залезла на нее, прошлась по ней, пока не дошла до того места, где у края стоял Алан, и не обняла его. Фанни уткнулась носом в шею мужа, настойчиво сопя и не разжимая рук.
- Я сегодня пользовалась Объектом, - ее голос звучал приглушенно, так как она все еще не отпускала Алана, чтобы тот не смог ничего сделать или отойти от нее. – Пока ты спал. Я видела твой сон. Когда прогремел взрыв, я уронила кольцо. Скорее всего, оно где-то на полу… Мне так кажется…
Она все еще не отпускала его, продолжая сжимать в своих крепких объятиях. Крепких – в прямом смысле. Ее сердце билось ровно. Руки не сотрясала мелкая дрожь. Она была спокойна, однако все равно продолжала стоять, проминая под собой матрас.
- Ты не будешь на меня злиться, верно? – проговорила Фанни, все еще уткнувшись в шею Алана. – Я не хотела нарушать твоего личного пространства. Просто… просто так получилось…

Отредактировано Fanny Davis (2015-03-06 22:54:40)

+1

12

Алан рефлекторно прижал жену к себе и утешительно провел рукой по волосам, еще толком не осознав, что она сказала. И продолжал гладить, пока она рассказывала все, как было.
Значит, Фанни пользовалась Кольцом по прямому назначению. Не то, чтобы Алан хотя бы раз заикнулся, что запрещает это, - нет, несмотря на то, что Кольцо было на его пальце, оно все равно принадлежало им обоим. И он ничего не желал скрывать от жены. Но сам факт того, что она видела его сон, немного царапнул, закладывая крохотные зернышки тревоги и обильно поливая их подозрениями.
На Фанни не было никакой вины - обычное девичье любопытство, которое придавало ей особенную прелесть. Влюбленные хотят знать мысли своих половинок. Вернее, хотят узнавать в них свое присутствие. И никакие силы мира не удержат их от этого, если появится возможность.
И плохо это, только если их второй половинке есть, что скрывать. А Алан не знал, есть ему, что скрывать, или нет. Он настойчиво убеждал себя, что это всего лишь совпадения. Если бы он был причастен к тем ужасным преступлениям, его бы уже давно нашли. Все его познания в области преступлений черпались из фильмов, художественной литературы и допросов, которыми изводили его полицейские после того, как тот сумасшедший убил Кристи. Для планирования идеальных преступлений ему бы попросту не хватило ни информации, ни навыков.
Логика могла привести еще с десяток аргументов против, но дурные мысли все равно периодически возвращались, заставляя сомневаться. И совсем необязательно в ужасный сон могут трансформироваться воспоминания - дурные мысли тоже могли найти в нем свое отражение.
И именно это пугало Алана больше всего. Фанни казалась такой хрупкой, несмотря на то, как стойко восприняла его рассказ о трагедии с Кристи. Он старался не вдаваться в подробности, но если сон - отражение подсознания, мало ли, какие ужасы там таятся. Сможет ли жена выдержать такое? Не станет ли считать его чудовищем?
- Конечно, не буду, - Алан почти не соврал, отвечая на вопрос.
А после поднял Фанни на руки, опустил рядом с собой, чтобы та снова оказалась чуть ниже, и поцеловал в знак подтверждения своих слов.
И все же Кольцо не давало ему покоя. Оторвавшись от губ жены, Алан усадил ее на кровать, а сам полез вниз. Кольца на полу не было ни с первого, ни со второго, ни даже с третьего раза. Мужчина совсем было уже потерял надежду, как за изголовьем что-то сверкнуло, отражая рассеянный искусственный свет.
- Вот оно, - с видом победителя Алан вернул кольцо на его теперь законное место и уселся рядом с Фанни. - Я вот все думаю над тем, что ты его использовала в этих стенах. Это же запрещено, верно? А ты не знаешь, почему?
Что-то ему подсказывало, что их Кольцо как-то связано с тем, что произошло внизу. Вот только как?

+1

13

Всегда на пути любви стоят преграды, которые невозможно преодолеть без последствий. Авторы часто поднимают эту тему в своих произведениях. И всегда все заканчивается примерно одинаково. Иногда кажется, что эти люди живут не в настоящем мире, а где-то в своих иллюзиях. Расклад у их произведений всегда примерно одинаковый: он любит её, она – его, но они не вместе из-за долга или мнения общества. Всем это кажется очень романтичным, и когда кто-то умирает в одиночестве из-за более высоких чувств, то сразу откуда-то появляется герой, спасающей все вокруг, а следом море разочарований и разговоров о том, что могло бы быть. Но это неправильно. Ведь если подумать, любовь – это чувство, которое требует ответа, а значит, любят не бескорыстно, а для того, чтобы получить любовь взамен, и желательно такую же сильную, как и первоначальное чувство. Но как же не понять, что самая сильная – бескорыстная любовь, которой не существует в современном мире. Как только приходит к человеку осознание того, что ему не ответят взаимностью, он бросает все и  уходит. Неужели это мы назовем любовью? Нет. Человек всегда думает сначала о пользе для себя, а потом уже о других. Никто не исключение, нет людей, которые бы всегда думали о других. Только сейчас Фанни не хотелось верить в подобное. Она искренне любила своего мужа и хотела, чтобы у них получилось создать ту идеальную жизнь, которая подходила бы им обоим. Сейчас не время думать о проблемах. У них медовый месяц!
Девушка забралась на кровать с ногами, наблюдая за действиями Алана. В конце концов, ему удалось достать кольцо и вернуть на законное место. Все обошлось. Они не поссорились. Это хороший признак, но как долго будет продолжаться это состояние влюбленной эйфории? Вечно? Или лишь месяц?
- Объекты – это предметы, которым лучше не находиться рядом, - проговорила Фанни, поднимая взгляд голубых глаз на мужа. – Они обладают силой, которая не сочетается с обычным миром. Если использовать предметы где-то рядом, то может произойти что-то неприятное, - она пожала плечами. – Это все, что я могу тебе сказать. Большего мне узнать не удалось, хотя я пыталась. Искала довольно долго.
Иногда жизнь преподносит счастливые сюрпризы, которые заставляют улыбаться. Иногда – это вещь, иногда – человек, а иногда – просто случай, что способен написать тебя заново. Подобное заставляет улыбаться, однако не всем видна истинная улыбка счастливого человека. Есть такой сорт людей, которые улыбаются про себя, оставляя эмоции внутри, дабы никто не мог влезть в них. Это своеобразная защитная реакция, что вполне ясна, ведь не каждый готов делиться своими радостями с миром. Да, вот такие существуют собственники и эгоист. Немного своеобразные. Непонятные. И совершенно противоположные характеру Фанни, которая всегда была искренней и откровенной. Ее наивность граничила с абсурдом. Но разве это не делало ее тем самым ярким пятном в мире обыденности?

0


Вы здесь » The Lost Room » Настоящее » 01.05.2014. Что тебе снится?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC