The Lost Room

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Lost Room » Настоящее » 01.05.2014. Взрывная скрепка


01.05.2014. Взрывная скрепка

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

ВЗРЫВНАЯ СКРЕПКА
http://hercule.ru/wp-content/uploads/2013/05/%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B1%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BE%D0%BA%D0%BD%D0%B0.jpg
1. Город (штат): Нью-Йорк.
2. Дата и время: 01.05.2014, вечер.
3. Участники: Sola Veronica Vives, Frances Marshall, Ely Shemesh.
4. Краткое описание: Новые постояльцы "Бланки" не сразу поняли, куда они попали. Но незнание законов никого не освобождает от ответственности за последствия их нарушения. Даже тех, кто совсем непричастен.

0

2

Сола Вероника сидела над каталогом мебели с совершенно несчастным видом. Чувствовала себя, впрочем, также. В рекреационную на втором этаже нужен был новый диван. Но все, что было представлено в каталоге, делилось на две категории: красивое и подходящее, но неприлично дорогое, и оправданное по цене, но ужасное на вид. Впрочем, имелась еще одна категория, в которой диваны были страшные и дорогие, но их девушка пропускала взглядом.
Возможно, это и не стало бы вселенской трагедией, если бы не начало месяца и не Фло, сбежавшая на несколько дней. Сола Вероника больше думала не о диване, а о том, сколько ей придется просидеть за стойкой регистрации: три дня? Пять? Или всю неделю? Конечно, можно было бы нанять временного администратора, но как посвятишь человека со стороны во все тонкости управления "Бланкой"? Никак. Оставалось дождаться, пока Фло разберется со своими семейными трудностями и вернется обратно.
Со второго этажа доносился звонкий смех. Сола Вероника прислушалась. Ничего особенного: снова мистер Клейтон травит свои байки о том, как он заблудился в парке аттракционов. Ужасный человек, если это единственное интересное событие в его жизни. Хотя, нужно отдать ему должное: рассказывает он и вправду интересно. И смешно. Только если не слушаешь их в двадцатый раз.
Хотя сейчас девушка не отказалась бы и от двадцатого. Все лучше, чем смотреть на эти проклятые диваны, от которых уже рябило в глазах. Впрочем, это была далеко не единственная компания по производству мебели в Нью-Йорке. И стопка непросмотренных каталогов намекала, что если не выбрать сейчас, через час все модели сольются в одно сплошное цветовое пятно без определенности в цене.
С третьего этажа сбежала мисс Гаррисон. Именно, что сбежала. Куда можно было так торопиться в такое время? Сола Вероника сделала комплимент изящной высокой прическе постоялицы, но мисс Гаррисон, кажется, не услышала его. На свидание, что ли, торопится? Она тут всего третий день - какое свидание? Хотя... Некоторые и за один успевают.
Со стороны кухни вышла миссис Уилкс с полной тарелкой нарезанных фруктов. Видимо, на второй. Сола Вероника взглянула на часы: ей и самой уже не мешало бы перекусить.
- Миссис Уилкс! - позвала хозяйка горничную. - Миссис Уилкс, возвращайтесь сюда, когда закончите! Я хоть пару бутербродов съем!
Горничная с улыбкой кивнула и пошла в сторону лестницы. Сола Вероника снова уставилась на страницы каталога, но поймала себя на том, что смотрит сквозь страницы. Мыслями она была уже на кухне.

+2

3

Эли устал уже себя проклинать за то, что согласился принять наследство Кройцфельда. Потому что за этот невыносимо длинный день многое понял. Он даже не представлял, какие сюрпризы его ожидали в США. Прилетев из Тель-Авива в Денверский международный аэропорт, сходу увидел там на синего Коня Апокалипсиса и статую Анубиса, отчего на душе как-то захолонуло с первых же шагов по американской земле. И не зря захолонуло... Совершив почти сразу перелет в Питтсбург, Шемеш тут же окунулся в жутковатые секреты Кройцфельда, которые усердно скрывали от него адвокаты в Израиле. Сперва он узнал, что дядя Карл таки не умер, как все порядочные старые евреи, в своей постели в обнимку с Торой и в окружении печальных родных. Он пропал без вести. И затем еще долго шло полицейское расследование, после чего его условно признали погибшим. Что далеко не факт. Видно, стряпчим, которых при жизни нанял Кройцфельд, очень хотелось сорвать побыстрее свои проценты за пристройство наследства хоть кому-нибудь, вот и подсобили полиции закрыть дело. Впрочем, пропавший без вести Карл за 8 лет так и не объявился.
После этих новостей Эли осмотрел дом, куда проводил его представитель адвокатской конторы. Там был просто ад, хотя заметно, что убирали. Ковры - в бурых пятнах (будто кровью из брандспойта все поливали), стены и мебель в дырках от пуль, на верхнем этаже вообще стены взорваны и заметны остатки защитных систем. Шемеш сразу понял, что тут Кройцфельд хранил свои сокровища или Объекты. Так или иначе, здесь был большой бой и ограбление. В копиях полицейских документах значилось "предположительно с целью ограбления", но Эли был уверен, что кто-то тут воевал за дядины артефакты. Разумеется, задерживаться в этом доме с запахом смерти и тайны он не пожелал. И стряпчий привез его в питтсбургский офис. Осматривать остальную недвижимость, сеть давно закрытых химчисток и ломбард Шемеш отказался.
Сюрпризы на этом не закончились, хотя Эли уже офонарел от впечатлений в доме. Оказалось, что наследство уже трижды переходило из рук в руки. Шемеш даже не представлял, что у него и Карла в США столько родственников. Но, кажется, уже кончились. Потому что все наследники умерли один за другим. Эли, который  сам связывал смерти родных и близких с Объектами, лишний раз убедился, что они чертовски опасны. Каждый из трех владельцев имущества Кройцфельда жил ровно год после того, как ставил свою подпись под документами о приеме наследства. Потом умирал ни с того, ни с сего, а добро дяди переходило следующему. И так три раза. Эли стал четвертым в этом ряду. И он свою роковую подпись уже поставил два месяца назад, когда адвокат из США впервые прилетал к нему в Ашдод. Если б Шемеш знал тогда подробности, то десять раз подумал бы, принимать ли ему богатства Кройцфельда. Закралась идиотская мысль о том, что дядя сам с того света убивает своих наследников, чтобы его дома и сраные химчистки никому не достались. Потому что коллекции Объектов в доме уже давно не было. Они могли быть сейчас и у Легиона, и у Ордена, и у каких-то криминальных группировок, да где угодно. Эли все это колдовское барахло было не нужно, ему и своих загадочных артефактов хватало. Но когда до него дошло, что ему, возможно, остался только год жизни из-за всего этого (вернее, уже 10 месяцев), он твердо решил разобраться, что к чему, и попробовать пережить своих предшественников. Получив базовые знания об Объектах из тетради Кройцфельда, Шемешу все же не хватало информации, которую он собирался найти в США во что бы то ни стало. Вернуться домой и там склеить ласты по прихоти судьбы он точно не желал.
Дополнением к информации в перегруженном мозгу стало известие о том, что документы придется оформлять в Нью-Йорке, потому что головная адвокатская контора находится там. А Шемешу, как иностранному гражданину, придется там еще ждать, пока будут улажены вопросы о наследстве с консульством Израиля и аналогичными американскими департаментами.
И Эли перенес еще один авиаперелет из Питтсбурга в Нью-Йорк, где ему тоже вздохнуть не дали, потащив оформлять документы. К тому моменту Шемеш уже больше суток находился без сна из-за разницы в часовых поясах (-7 часов между Тель-Авивом и Нью-Йорком). Спасибо хоть пожрать принесли в офис и кофе поили до одури. Эли просидел в конторе несколько часов, пока заполнил кучу анкет, подписал тучу договоров, доверенностей и справок. Он уже пришел в измененное состояние сознания под конец дня, плохо соображая. От кофе и энергетика тошнило, хотелось только одного - спать. Затем адвокаты уведомили израильтянина, что ему придется пожить в Нью-Йорке пару недель, пока будет тянуться бумажная волокита с консульством. Он был уже на все согласен, лишь бы его выпустили из этого офиса на волю. Или прямо там где-нибудь уложили спать. Наконец, отпустили, предложив снять номер в дорогом отеле. Эли не был жадным, но он не любил всю эту роскошь. Чтобы перекусить, помыться и поспать ему подошло бы и что-то попроще. Он отказался от помощи стряпчих, вызвал такси и попросил водителя отвезти его в приличную семейную гостиницу или что-то в этом роде. Тот привез. А Эли уснул у него в машине, так что пришлось его еще и расталкивать.
Оказавшись перед входом в незнакомое здание, Шемеш с удивлением увидел, что таксист привез его в хостел. "Неужели я так плохо выгляжу?" - подумал Эли, но такси уже уехало. Искать сейчас другой ночлег заморский гость был просто не в силах. И подумал, что на одну ночь он может остановиться и тут. Выкупит целую комнату и просто выспится. А завтра уже будет решать, где поселиться в этом мрачном сером городе, утыканном небоскребами, как еж иголками. Думать голова уже отказывалась. И Шемеш вошел в хостел.
Внутри какая-то женщина сидела на ресепшене, Шемеш ее даже не рассмотрел толком. Но узнал, что тут есть отдельные номера, один из которых и оплатил на сутки. Так как вещей у него с собой было немного - только спортивная сумка, то он прямо с ней прошел в практически пустой бар. Там возле стойки сделал заказ заплетающимся языком, попросив дежурное блюдо и рюмку коньяку. Сейчас Шемеш с большим желанием бы напился к черту, чтобы вымыть из башки всю дрянь, которую сегодня узнал. Но решил не срываться. Выглядел он, наверно, скверно, потому что бармен как-то нехорошо на него посмотрел. Но Шемешу было наплевать.
От коньяка чуть отпустило напряжение внутри, но усталости это не сняло. Попросив принести ему еду за один из столиков у стены, Шемеш прошел туда сам и уселся на диван с высокой спинкой, бросив сумку рядом. Объекты были при нем в куртке. Голова и тело отказывались работать, и Эли сам не заметил, как выключился, откинув голову на спинку дивана. Он сонно засопел, приоткрыв рот и вытянув ноги под столом. У него шел 32-й час момента с последнего сна еще дома.

Отредактировано Ely Shemesh (2014-11-27 21:16:06)

+2

4

За две недели до описываемых событий

- Это еще не все, мисс Маршалл, - мистер Брукс  говорил медленно, с расстановкой, как говорят с глухими или тяжело больными. Наверное, в глазах местного крючкотвора наследница относится к какой-то из этих категорий, - остались неоплаченные счета мисс Маршалл. Вам нужно…
Ирония судьбы.
Мисс Маршалл – тетушка Джулия, упокоилась с миром на местном кладбище, и священник-конгрегационалист прочитал положенные молитвы и сказал необходимые слова. Мисс Маршалл – наследница из Нью-Йорка  внимала сочувственным словам незнакомых людей (или давно знакомых и прочно забытых). Конечно, они говорили искренне. Жители мегаполиса отвыкают от искренности  отношений так же быстро,  как меняют удобные джинсы на офисный костюм. Будь их слова более дежурными и менее теплыми, Фрэнки, возможно, не чувствовала бы возрастающей неловкости и вины. За то, что так и не приехала на Рождество в прошлом году, как обещала. За редкие звонки. За то, что даже не знала, что тетя Джулия больна.
- Она долго болела? – перебила Фрэнки адвоката.
Тот умолк, изумленно булькнул и уставился на мисс Маршалл с любопытством естествоиспытателя, увидевшего жука с двумя головами.
- Она вообще не болела… Нет, прошлой зимой… она оборудовала дом новейшей сигнализацией… мы удивились, зачем ей это нужно, а она все говорила – я живу одна, вдруг кто в дом залезет, когда я буду спать… и почти сразу после этого слегла. Доктор Дуглас обследовал ее и ничего не нашел. Сказал, легкое нервное расстройство. Порекомендовал пить витамины и есть больше изюма с курагой.
- Понятно, - Фрэнки почувствовала, как на скулах загорелись алые пятна.
- Счета в верхнем ящике стола. Там… наверное, больше, чем она вам оставила. Да и дом нуждается в ремонте. Я бы рекомендовал вам продать дом. Много вы за него не возьмете, но заниматься его ремонтом, если вы не собираетесь оставаться в Гринвуде… - мистер Брукс оценивающе скользнул по  лицу и фигуре наследницы.
Красивая. На тетушку совсем не похожа. Говорили, у нее мать – итальянка. Одета так, как одеваются все жители Большого Яблока. Строгий черный костюм, юбка-карандаш, дорогие туфли и непроницаемые черные очки. Гринвуд определенно не для нее.
- Я не собираюсь, - быстро проговорила Фрэнки, - спасибо за помощь… как только я разберусь с долгами, я вам позвоню.
- Непременно, - адвокат заерзал, - и вот еще. Этот конверт. Она просила передать его вам, если… когда…
- Что там? – спросила Фрэнки.
Адвокат зарделся.
- Я не знаю.
Фрэнки вскрыла конверт, краем глаза заметив, как вытянул шею юрист покойной тети Джулии.
- Какой-то код, - сообщила Фрэнки.
Брукс пожал плечами.
Расставшись с адвокатом, Фрэнсис Маршалл принялась за тетушкины бумаги.
Договор бронирования номера в хостеле «Бланка» в Нью-Йорке.
Счета… Кресло арт-деко. Семьсот долларов.
Фрэнки присвистнула.
Костюмы…  обувной магазин…новый принтер… планшет. Сейф.
Сейф?!
Зачем ей сейф?
Сейф обнаружился в спальне, за копией картины Огюста Ренуара. Тетушка любила импрессионистов. Красный светодиод  на кодовом замке поблескивал угрожающе.
Фрэнки сбегала в кабинет, и вытащила из конверта бумагу с цифрами.
Код подошел.
В сейфе лежал кожаный кошелек – судя по всему, довольно старый, хотя и не слишком истрепанный. Амулет в виде кроличьей лапки.
Наверное, Фрэнки ожидала найти в кошельке что угодно. Ключ от банковской ячейки. Платиновую кредитную карту…
В кошельке обнаружилась купюра достоинством в один доллар.
Мисс Маршалл нервно рассмеялась.

***
После оплаты счетов (для этого пришлось добавить девятьсот семьдесят долларов из собственных скудных сбережений) мисс Маршал поняла, что ушлый адвокат был прав. Впрочем, адвокаты всегда правы. Почти всегда.  Наследство было в большей степени геморроем, чем призом. Фрэнки оставила Бруксу документы, необходимые для продажи дома, собрала в картонную коробку вещи, которые принято считать «памятными». Или полезными. Пара фотографий в рамках, ноут-бук, отключенный планшет без зарядного устройства, альбомы по истории живописи (тетушка ими очень дорожила). Вздохнув, Фрэнки повертела в руках странный амулет и не менее странный кошелек. И положила в коробку сверху. Зачем-то тетя прятала эти вещи в сейфе. Может, они представляют собой культурную ценность? Может, это кошелек Кеннеди?
Грустно усмехнувшись собственным фантазиям, Фрэнки Маршалл покинула Гринвуд – чтобы больше в него не возвращаться. По крайней мере, на тот момент она была в этом уверена. Вопрос с продажей коттеджа может решить адвокат. Три процента от суммы сделки. Грабеж среди бела дня. Выходя из дома, она наступила на листок бумаги. Это был счет  за номер в хостеле, забронированный на период с 01.05. по 05.05. 2014 года.
Хостел «Бланка». Одноместный номер.  Восемьсот четырнадцать долларов.
Для Фрэнсис Маршалл, криминального репортера «Дейли ньюс» - приходилось признать, что далеко не самого успешного репортера – это была сумма.
Семь дней спустя мисс Маршалл вошла в узкий холл хостела «Бланка», огляделась, скользнув внимательным взглядом по сидящему в кресле у окна мужчине с театрально-седой шевелюрой и неопрятным воротничком сорочки, на которую осыпался пепел сигареты, зажатой между зубами. Мужчина вертел в руках газету, и, оживленно жестикулируя, разговаривал по телефону.
Фрэнки повертела головой и, наконец, обнаружила то, что искала. Стойку регистрации.

- Просите, мэм…
Администратор -  молодая эффектная женщина, но, скорее всего, разговаривать придется не  с ней, а с хозяином или хозяйкой. Вопрос щекотливый, и хозяева в таких случаях не склонны идти на уступки.
- Наверное, мне нужно поговорить с хозяином. Дело в том, что моя тетя… Она забронировала в вашем хостеле номер, еще две недели назад. И внесла предоплату. И… так получилось… В общем, она умерла, - продолжая объясняться, она чувствовала себя все большей и большей идиоткой, - скажите, я ведь могу получить деньги обратно, отменив бронирование? Хотя бы частично? Вот квитанция.

+2

5

При виде новой посетительницы Сола Вероника испытала двойственные чувства. С одной стороны, новые постояльцы никогда лишними не бывают, а с другой - появление девушки отдаляло хозяйку от вожделенного бутерброда. Впрочем, привитый годами рефлекс сделал свое дело, и Сола Вероника расплылась в улыбке раньше, чем первая мысль проскользнула в ее голове.
Тетя? На сегодня в "Бланке" были забронированы только два места, и мистер Крипстон точно тетей быть не мог. Оставалась мисс Маршалл. Улыбка мгновенно слетела с лица хозяйки.
- Джулия Маршалл?
Задавая вопрос, Сола Вероника все еще надеялась, что произошла ошибка. Но печальный кивок племянницы покойной не оставил сомнений. Интересно, было бы намного лучше, если бы умерла миссис Крейдон, забронировавшая место на завтра? Или чтобы оставила вдовцом мужа миссис Хоуп, которая собиралась приехать через три дня с ним же? Впрочем, сейчас это был совсем не тот вопрос, которому стоило уделять время.
- Соболезную, мисс.
Хозяйка говорила искренне. Настолько искренне, что позабыла и про бутерброд, и про миссис Уилкс, которая как раз спускалась по лестнице. Но финансовый вопрос быстро привел ее в чувства. Отдельные номера снимали не так часто - богатеи объезжали хостел стороной. Вот и получалось, что даже наполовину западное крыло было заселено редко. И это при том, что там всего-то восемь комнат, к тому же, одну из них занимала сама Сола Вероника.
- Соболезную вашему горю, но мне пришлось отказать двум клиентам. Вы же понимаете, что никто не возместит убытки.
Хозяйка немного преувеличивала. Но не больше, чем обычно. Двум клиентам она и вправду отказала. Но одному за систематические пьянство и дебош, а второму за недвузначное внимание к Фло. Если бы тогда знать, что администратора в это время не будет.
- Но у вас есть возможность...

Сола Вероника не успела договорить. Где-то со стороны западного крыла прогремел взрыв. Девушка никогда не слышала настоящих взрывов - только те, которые показывают в фильмах или новостях. Этот взрыв не был похож ни на что из вышеописанных. Уши чуть не заложило, а пол под ногами заходил ходуном. Хозяйка "Бланки" схватилась за край стола, чтобы удержаться на ногах.
Взрыв? Вот только где? Слева от хостела был самый обычный жилой дом. Сола Вероника побледнела еще больше. Нужно сходить посмотреть.
- Минуточку, - срывающимся от волнения и страха голосом извинилась хозяйка, на дрожащих ногах выбираясь из-за стойки.
Но на улицу идти не пришлось. По лестнице один за другим скатились два больших, буквально выдранных из стены куска бетона. Кучка мелких камушков легла рядом, а завершило картину небольшое количество строительной пыли. Сола Вероника вздрогнула и снова нашла поддержку у края стола регистрации, держась за него обеими руками. Значит, взрыв был в "Бланке". Позабыв о посетительнице, хозяйка сосчитала до десяти, немного пришла в себя и побежала наверх.
В стене номера В3, выходящей на лестницу, зияла дыра. Не слишком большая, но довольно очевидно указывающая на место происшествия. Помимо трех человек, что уже стояли под дверью номера и нескольких, бегущих по коридору в нужном направлении.
В3... Мысли Солы Вероники носились, как безумные. Там иностранец... мистер... мистер... точно! Шемеш!
- Мистер Шемеш! - хозяйка заколотила в двери. - Мистер Шемеш, откройте пожалуйста!

+2

6

В баре Эли разбудила женщина, которая принесла заказ. Он спросонья пробормотал: "Слиха" и только после этого вспомнил, что он не дома, а в Нью-Йорке, и повторил по-английски:
- Простите. Я просто очень устал...
Женщина не стала донимать гостя вопросами и ушла. Порция дежурного блюда была просто чудовищной. Это можно было есть втроем. А цена не так уж высока. К своему великому сожалению, Эли понял, что совершенно не хочет есть, и никак не проснется. Но, чтобы потом ночью его не достал голод, он автоматически умял половину разнообразной, но простой пищи с тарелки. Больше просто не смог. Сделав бармену знак, что уходит, Эли оставил деньги и счет на столе, добавив стандартные чаевые. После чего подхватил сумку, нащупал в кармане ключ от номера В3 и направился искать западное крыло.
В номере, вопреки ожиданиям, было мило и чисто. В хостеле Эли ожидал увидеть куда худший интерьер. А тут все оказалось пусть не дорого и шикарно, но вполне прилично. Для обычного человека вроде Шемеша в самый раз. Бросив сумку на пол, Эли сразу прошел в санузел и посрывал санитарные ленты с душевой кабины и унитаза. Включил воду - нормально все бежит и работает. Вернулся в комнату, стянул с себя одежду и покидал ее на кресло. Зевая, в полной одурелости, решил, что музыка взбодрит его в душе, чтобы хватило сил домыться, не уснув прямо там. Достал Скрепку, которую держал в пластиковом чехле во внутреннем кармане куртки. В ванной взял стакан для полоскания рта, стянул с него целлофановую санитарную упаковку и наполовину наполнил водой. Громкой музыки не надо, хватит и такого уровня. Бросив Скрепку в стакан и услышав знакомый радиошум, Эли покрутил ее на дне стакана в поисках музыкальной станции. Поймал какую-то с бодреньким джазом, и его это вполне устроило. После чего полез в душ. Почистив зубы, и хорошенько намылившись, Шемеш с наслаждением смывал с себя грязь и тяжесть длинного дня. И тут дом содрогнулся. Грохот и треск перекрыли музыку. И Эли с вытаращенными газами увидел, как перекосилась, сломалась надвое и вывалилась наружу дверь в ванную комнату, а прозрачный акриловый экран душевой кабинки весь покрылся трещинами. Санузел наполнился бетонной пылью и резким запахом гари. Стойка душа перекосилась, из треснувшей трубы возле крана начала фонтаном бить ледяная вода, заливая стену и пол. Горячая просто прекратилась.  Шемеш едва на ногах удержался, только благодаря тому, что схватился за крепкую раму экрана душевой, и заскользил ногами в луже воды, разлившихся шампуня и жидкого мыла, упавших с полки.  Первое, что ударило в голову: «Теракт!» Когда ты вырос в Израиле, и живешь в Ашдоде, то такие вещи не в диковинку. Но в Нью-Йорке Эли точно не ожидал, что столкнется с атакой террористов. Надо же, как его угораздило – в первый же вечер именно его отель взорвали. Ну, вот не нашлось другого, черт возьми. И именно тогда, когда он просто хотел поспать.
Кое-как отмыв ноги от мыла в холодной воде, Шемеш первым делом осмотрелся в поисках отсекающего крана. По логике он должен был тут быть. А то потопа не миновать. Впрочем, потоп уже царил тут, но пока не критичный. Эли увидел характерный лючок в кафеле, где такие краны обычно и скрываются. Нащупал там их и перекрыл воду. Фонтан утих и стало жутко беззвучно вокруг. Именно жутко. Впрочем, через мгновение Эли понял, что очень ясно слышит шумы улицы. И решил, что выбило стекла. Отметил, что музыки нет. Наверно, стакан разбился…
Сквозь клубы пыли Эли смутно увидел комнату. В ней сейчас почему-то было два окна (он наблюдал именно два светлых пятна), хотя до этого имелось только одно. И что-то огромное лежало посреди номера темной грудой.
Шемеш, мокрый, с кое-где висящими на нем хлопьями мыльной пены и грязными разводами от налипшей к телу бетонной пыли, кинулся к умывальнику, где оставил Скрепку. Стакан был цел, и Объект лежал в нем и в воде. Но молчал. Однако Эли сейчас как-то некогда было размышлять о нестандартном поведении вещицы. Он просто схватил ее, сдернул с вешалки купальное полотенце, замотал им бедра и заколол Скрепкой. Автоматически. Потом уже двинулся в комнату, ступая босыми ногами по мелким кускам битого бетона, засыпавшим все вокруг.
Посреди комнаты лежала здоровенная бетонная глыба с торчащими в разные стороны обломками арматуры. В стене светилась сквозная дыра на улицу, и стекол в окне как не бывало. Ошалевший Эли соображал сейчас туго, но отметил, что каменюка в номере гораздо больше отверстия в стене. Значит, никак не может быть ее частью. Произошло что-то совершенно непонятное. И причиной тому не могла быть Скрепка, которой Шемеш пользовался уже не один год. В том числе и в своей комнате на авиабазе «Хацор». Никогда он не была опасной сама по себе. Самым поганым в этой ситуации было то, что глыба бетона накрыла собой и кровать, и кресло с вещами, и сумку на полу. Обломки кресла торчали сбоку, но ни поднять, ни подлезть под огромный камень возможности не было. Шемеш остался, в чем есть (то есть, в полотенце) и со Скрепкой.  Эли со стоном вздохнул, полный досады и тоски. Это ж надо остаться тут с голой ж…, на другом конце света, став жертвой теракта. Хорошо хоть сам жив и цел…
Тут раздался грохот, от которого Шемеш инстинктивно присел. Он прекрасно знал, что теракты порой не ограничиваются одним взрывом. Но понял, что это кто-то громко стучит в дверь и зовет его по фамилии. Отер лицо ладонью, размазав по нему грязь еще больше. И пошел к двери. Удивительно, как она осталась цела… И даже заперта на замок. Эли распахнул дверь и увидел перед собой девушку, которая была на респешене.
- Я в порядке,-  сказал он, решив, что работница хостела собирает выживших по комнатам. – Надо эвакуировать людей. Теракт может повториться. Скажите, чем помочь, сделаю. Только мои вещи завалило. У вас найдется что-то накинуть?
Он показал глазами на полотенце на себе. И тут увидел еще трех типов, которые стояли рядом с девушкой и зло пялились на него. И не спешили, кажется, покидать здание. Эли вопросительно посмотрел на них, потом снова на девушку. Что-то странно они вели себя – ни паники, ни стремления покинуть здание…

Отредактировано Ely Shemesh (2014-11-28 23:31:53)

+2

7

Администратор не успела ознакомить меркантильную родственницу покойной с имеющимися возможностями – впрочем, Фрэнки заранее знала, что ей  дежурно предложат занять оплаченную комнату вместо тетушки, и приготовилась ответить дежурным отказом, присовокупив к нему сообщение о том, что она  живет на Манхэттене в трех кварталах от «Бланки», и во временном жилье не нуждается.
Тоже не успела. Прогремевший взрыв отодвинул денежные пререкания на второй план. Откуда-то сверху на стойку регистрации посыпалась бетонная крошка, затем раздался грохот, и  картину маслом дополнили обломки стены (точнее, того, что от нее осталось), скатившиеся с лестницы, ведущей на второй этаж.
Если бы Фрэнки Маршалл была обычным человеком,  получившим на различных семинарах в разное время  отрывочные знания о правилах поведения населения во время землетрясений и иных катаклизмов, будь то террористические акты или нашествие инопланетян, она наверняка улепетывала бы подальше от сомнительного хостела и его сомнительных традиций встречать кредиторов салютом.
Фрэнсис Маршалл была журналистом. Если хотите, мангустом, в крови которого уже давно поселился вирус  под названием «Беги, Разузнай и Разнюхай!» Поэтому ее дальнейшие действия, безусловно, противоречащие логике и  здравому смыслу, и, что хуже – инстинкту самосохранения -  были продиктованы исключительно любопытством или  (если пожелать придать им более возвышенный оттенок) – жаждой познания.
И Фрэнки рванула следом за администратором с такой прытью, что едва не сбила с ног неопрятного седовласого трагика, который, вопреки инстинкту самосохранения и здравому смыслу, тоже не спешил покидать потревоженную «Бланку».
- Вам бы лучше на улицу выйти, мисс, - буркнул на ходу «трагик», локтем пытаясь оттеснить Фрэнки с пути, однако, воодушевленная перспективами, мисс Маршалл даже не заметила недружественного толчка в спину.
На зубах скрипела бетонная крошка -  она этого не замечала.  Перед  мысленным взором уже пестрели заголовки передовиц крупнейших нью-йорских изданий с ее именем на первой полосе.
«Наш специальный корреспондент Фрэнсис Маршал непосредственно с места событий в первые минуты после взрыва».
«Наш корреспондент берет интервью у потерпевших во время взрыва в хостеле «Бланка».
М-ммм, Дик Бартон съест свою панамку от злости!
Где  же они, потерпевшие?
Юркнув в толпу у дверей одной из комнат, Фрэнки довольно бесцеремонно протиснулась между двумя странно-молчаливыми джентльменами в штатском, не похожими ни на террористов, ни на полицейских. Они напоминали обычных обывателей… обывателей, которые определенно могли поселиться в «Бланке» - и с той же определенностью должны были «сделать ноги» при первых признаках опасности.
Однако никто никуда не спешил.
Молчаливые статуи с осуждением рассматривали молодого мужчину, стоящего в дверном проеме открытого нараспашку номера 3В,  который вольно или невольно стал центром скульптурной композиции.  Впрочем, этот, похоже, даже наряд успел подобрать. Он был голым (если не считать полотенца на бедрах,  скрепленного  для профилактики неожиданного конфуза крупной канцелярской скрепкой) и  был посыпан той же бетонной пылью, придававшей ему отдаленное сходство с залапанной туристами копией статуи Аполлона.
По крайней мере, он не похож на террориста – разве что прячет под полотенцем беретту?
Сомнительно.
-  Это в вашей комнате что-то взорвалось, мистер?..

Отредактировано Frances Marshall (2014-11-29 20:12:17)

+2

8

Сола Вероника ошалело разглядывала комнату, пытаясь оценить размер убытка. Ничего обнадеживающего в голову все равно не приходило. Комната была разворочена полностью, все поверхности покрывал строительный мусор. А инсталляция в центре вообще не оставляла никаких шансов, что все закончится благополучно.
Огромная бетонная глыба не могла быть частью стены. Более того - она была настолько большого размера, что не прошла бы через имеющееся отверстие. И любой здравомыслящий человек сказал бы, что это невозможно, но в "Бланке", как минимум, половина постояльцев постоянно сталкивалась с невозможным. А значит, ответ стоит искать именно там.
Хозяйка оглянулась на постепенно собирающихся людей. С этим нужно было что-то делать. И делать срочно - на их лицах читалось удивление, вопросы, и кто знает, куда могло завести их любопытство. Тем более, что несоответствие бетонной глыбы размеру отверстия в стене бросалось в глаза. И еще эта новенькая... Сола Вероника бросила мимолетный взгляд на наследницу Джулии Маршалл - та бесцеремонно вылезла вперед и уже начала задавать Шемешу вопросы. Кажется, деньги ей все же придется вернуть - поселить девушку в забронированном 2В теперь не представлялось никакой возможности. Хорошо, если остальные не разбегутся.
Остальные не разбегались. Более того, гул становился все громче. Кто-то из непосвященных уже вызвал полицию. Нужно было срочно что-то делать. Хозяйка досчитала до трех, собираясь с силами, и громко заговорила, перекрывая нарастающий шум.
- Прекратите панику! Отойдите, пожалуйста, от двери. Полиция скоро прибудет и разберется, что тут произошло. Мистер Шемеш, вы позволите мне войти?
Сола Вероника понятия не имела, что делать в такой ситуации. Но ей во что бы то ни стало нужно было переговорить с постояльцем с глазу на глаз. В толпе послышалось слово "Скрепка". Хозяйка еще раз взглянула туда, куда пялиться было, как минимум, неприлично. Действительно, скрепка на полотенце по всем параметрам напоминала собой Объект. Не самый популярный - Сола Вероника даже не могла припомнить его свойства. К тому же, им никто никогда не интересовался.
Увы, силы голоса хрупкой женщины не хватало, чтобы разогнать всех любопытных. Хозяйку спасало только то, что она с самого начала была очень близко к двери и не сдавала позиции страждущим увидеть все собственными глазами.
- Мистер Шемеш, - снова воззвала девушка, - я не думаю, что это повторится, но мне нужно все осмотреть!
Наследница Джулии Маршалл тоже не желала сдавать позиции. А скоро еще приедет полиция. Сола Вероника решительно шагнула вперед.

+2

9

- Это в вашей комнате что-то взорвалось, мистер? - послышалось со стороны.
Эли бросил туда взгляд и увидел востроглазую девушку, смотревшую на него.
- Если бы у меня в номере что-то взорвалось, то вряд ли мы с вами сейчас разговаривали бы, - проворчал он, нахмурившись.
Кажется, он вляпался в очень неприятную историю. У него, конечно, есть свободное время, чтобы пообщаться с полицией (все равно две недели балду пинать, пока бумажки на прием наследства пройдут утверждение из консульстве и департамента имущества), и скрывать ему нечего, но все равно как-то не хотелось. Тут вокруг поднялся гвалт, отчего Шемеш растерялся еще больше. Он совершенно не понимал, кто все эти люди, и почему они столпились и орут возле его номера, когда надо валить из здания. Эли поморщился от криков, стреляя глазами по толпе. Тут услышал, как кто-то в общем гомоне произнес слово "Скрепка", и автоматически прикрыл ее пальцами, положив руку на пояс. Никто тут не мог ничего знать о Скрепке, в этом он был совершенно уверен. Но насторожился.
Девушка с ресепшена по-хозяйски покрикивала на окружающих и, стоя вплотную к Шемешу, отделяла его от ругающейся компании, собравшейся в пыльном коридоре. И, кажется, только Эли тут молчал, хмуро и непонимающе взирая на весь этот бардак, окруженный все еще летающей в воздухе бетонной пылью. Она набилась в нос, и Шемеш смачно чихнул, прикрыв свободной рукой нос и рот. И почему-то снова посмотрел на черноглазую девушку, которая задавала ему вопрос про взрыв. Чем-то она выделялась из толпы... Только Эли сейчас некогда было думать, чем именно. Да и душевное состояние не то для размышлений о девушках. Шемеш, раздраженный нервными воплями,  хотел, было, рявкнуть на чокнутых нью-йоркцев (или откуда там они были), чтобы все заткнулись и быстро покинули дом. Или хотя бы коридор. Но его перебила молодая женщина с ресепшена, заявив, что "это не повторится" (с чего это она так в этом уверена?), а ей нужно осмотреть его номер.
- Да пожалуйста, - ответил Эли и сделал пару шагов назад, пропуская ее внутрь.
Тут же поморщился и зашипел от боли, наступив босой ногой на острый обломок бетона. Посмотрел на стопу - вроде, не поранился.
- Черт, вы что-нибудь понимаете? - спросил он работницу отеля, указав на глыбу камня с арматурой. - Все мои вещи там, под ней. Включая банковские карты и предметы первой необходимости. Как быстро получится это распилить и убрать?

+2

10

Паника действительно была. Странная такая паника, нетипичная. Никто не кричал «Пожар!» и «Радикальные  исламисты!»,  никто не спешил покинуть здание. Однако гул голосов нарастал, подобно снежному кому, катящемуся с горы. «Скрепка», - это произнес нервный молодой человек с  намечающейся лысиной и в очках. Потом еще кто-то. Фрэнки оглянулась, молодой человек отвел взгляд и  притворился шлангом, но наметанный  глаз криминального репортера  без труда определил, что этот наверняка знает больше, чем хозяин номера. Или – чем мисс Фрэнсис Маршалл.
Администратор тоже знала больше, определенно.
Откуда ей известно, что не повторится?
Кто-то предупреждает ее? Она связана с мафией? Хостел стал местом битвы преступных группировок, а взрыв -  сигналом о переделе сфер влияния? Почему скрепка? Почему все пялятся на эту чертову скрепку, словно она стала причиной взрыва?.. Может, это что-то вроде радиомаяка? Может, мистер Шемеш  -  террорист-смертник? Только слегка неудачливый?  Мысли скакали, обгоняя друг друга и сталкиваясь, как теннисные мячики в закрытом боксе. То ли последние слова она произнесла вслух, то ли по иной причине, но статуя ожила, отряхнулась, мазнула настороженными глазами по галдящей толпе  и машинально прикрыла рукой самое дорогое.
Скрепку.
Фрэнки сделала стойку.
Администратор пожелала войти. Судя по решительному выражению ее лица, она намеревалась войти одна, оставив за бортом всех любопытствующих, включая перспективного репортера «Дейли ньюс», работавшего инкогнито.
«Вот уж нет, - мысленно возмутилась Фрэнки,  - даже не думайте!»
Ширины дверного проема оказалось достаточно, чтобы мисс Маршал скользнула внутрь вслед за мисс… впрочем, в этом заведении администратор была безымянной – ни бэйджика, ни других опознавательных знаков на ней не было. Осторожно обошла мистера Шемеша, хрустя каблучками по бетонной крошке, остановилась и присвистнула.
Не нужно быть семи пядей во лбу, пожалуй, можно даже иметь отметку D по геометрии, однако соотнести  форму и размеры бетонной глыбы, ощетинившейся металлическими прутьями,  с размерами отверстия в стене…
М-да…

- Вы спрашиваете, как это можно распилить? Странно, что вас не беспокоит вопрос, как это сюда попало? – вкрадчиво проговорила мисс Маршал, упираясь взглядом в лоб странного обитателя номера 3B.

Отредактировано Frances Marshall (2014-12-02 22:27:23)

+2

11

Опыт показывал, что если закрыть дверь, шума сразу станет меньше. Только не в этот раз. Гам за дверью не прекращался. Сола Вероника услышала чей-то громкий голос, призывающий прекратить панику и разойтись. Было похоже на Уайта, но уверенности не было. Возможно, кто-то даже его послушал, но на смену ушедшим наверняка добрались остальные, так что шума не поуменьшилось.
Тем более, что часть этого шума вошла в комнату вместе с хозяйкой. Наследница Джулии Маршалл вела себя не просто нетактично - она лезла вперед и задавала вопросы со сноровкой отъявленной сплетницы или... профессионального репортера. Сола Вероника нервно вздрогнула. Хорошо бы оказалось верным первое предположение - второе ославит "Бланку" на весь Нью-Йорк.
- Мисс...
Наследница не успела представиться. Впрочем, сейчас это было не так важно. Хозяйка не была уверена, что это поможет, но особо любопытных стоило занять делом.
- Не трогайте здесь ничего, пожалуйста, до приезда полиции. Все должно оставаться на своих местах. Возможно, в этом мусоре есть улики.
Прямой запрет у всех вызывает желание его нарушить. Кто-то с ним справляется, кто-то оказывается не в состоянии. Сейчас Сола Вероника очень рассчитывала на слабовольность своей нежданной гостьи. Конечно, слова хозяйки были вполне обоснованны - в мусоре наверняка что-то найдется. Но сейчас ее гораздо больше волновал постоялец.
- После того, как полиция позволит, я вызову бригаду - они сделают все возможное.
Девушка подошла практически вплотную. Пикантность ситуации отошла на второй план, уступив место желанию выяснить, верно ли ее предположение.
- Мистер Шемеш, это... - хозяйка опустила взгляд на Скрепку, - Объект? Вы ею пользовались?
За годы владения "Бланкой" Сола Вероника давно перестала бояться говорить терминами, известными лишь узкому кругу посвященных. Почти любая фраза в ушах непричастных звучала, как не слишком осмысленный набор слов. Хотя вряд ли наследница владелицы целых двух Объектов была действительно непричастной. А может это вообще ее рук дело?
Хозяйка поняла, что зря сразу списала девушку со счетов. Ей-то эта ситуация была более, чем на руку.

+2

12

В номер прошмыгнула черноглазая, да так шустро, что Эли только поток ветра от ее стремительного движения ощутил. Непонимающе посмотрел на нее, потом на девушку с ресепшена. Он, конечно, может, всю жизнь мечтал оказаться в одном номере с двумя очаровательными дамами, но точно не при таких обстоятельствах, и с куском бетона вместо постели.
- Вы спрашиваете, как это можно распилить? Странно, что вас не беспокоит вопрос, как это сюда попало? – вкрадчиво проговорила черноглазая, уставившись на Шемеша.
- Я похож на доморощенного уфолога? Или фаната какого-то сумасшедшего фантастического сериала? Думаю, только они могли бы с полной уверенностью объяснить, как это сюда попало. Не иначе как древние майя и зеленые человечки притащили втихаря, пока я мылся, - нервно ответил Эли, у которого от раздражения "ближневосточный" акцент стал заметнее. - Я не знаю, что у вас тут творится. Куда больше меня сейчас беспокоит тот факт, что я остался без гроша в кармане, и даже без самих карманов, так как все мои шмотки лежат под этой каменюкой. А в казенном полотенце я даже в банк не могу сходить, чтобы восстановить свои кредитки. Ибо у вас тут не жарко, и, боюсь, сотрудников банка немного насторожит столь экстравагантный имидж клиента. Мне даже за такси сейчас расплатиться нечем, чтобы убраться отсюда. Впрочем, я никуда не уйду без своих вещей.
Эли не собирался никому объяснять, почему он намерен тут задержаться, но не допустит, чтобы кто-то в его отсутствие попытался завладеть его Объектами. Тут красотка с ресепшена подошла к нему так близко, что заморскому гостю открылся прекрасный вид на увлекательно-симметричный рельеф в ее декольте.
- Мистер Шемеш, это... - она посмотрела на Скрепку, - Объект? Вы ею пользовались?
Эли непроизвольно качнул головой, как будто ему вдруг неудобно стало держать голову прямо. Посмотрел на девушку уже насторожено и с любопытством. Потом метнул взгляд на черноглазую. Вошли вместе, но вряд ли заодно. "Кстати, эта тоже черноглазая, - подумал он, вернув взгляд на хозяйку. - Сговорились..." Он замешкался с ответом, не зная, что сказать. Нервно подрыгал ногой, облизнулся, потер подбородок рукой. Пауза затягивалась. Такого вопроса в лоб Эли не ожидал. Врать не умел и не любил. Но и правду сказать что-то ему мешало.
- Конечно, это объект, - наконец, выпалил он, поняв, что его молчание и поведение само по себе уже ответ. - Возможно, вы заметили что мы, субъекты, вообще окружены объектами. Всегда - от рождения до смерти. И больше всего меня напрягает вон тот.
Шемеш ткнул пальцем в бетонную глыбу. Продолжать этот разговор он боялся.
- Так, мне нужно позвонить адвокату, - заявил он сухо тоном, не терпящим возражений. - Только после этого я буду продолжать какие-то разговоры. 
Тут понял, что у него и телефона больше нет.
- Мне нужен сотовый, - произнес Эли, стараясь не допускать отражения эмоций на лице. - Я сделаю один звонок и сразу его верну. И чуть позже возмещу убытки по звонку. Вызываемый абонент в Нью-Йорке.
Он решил, что про Объект говорить не станет, пока не решит свои проблемы хотя бы частично. Черноглазая (та, что первая, а не с ресепшена) оперативно протянула ему свой мобильник. Эли благодарно кивнул, и даже лицом немного смягчился. Опасливо посмотрел на хозяйку и предусмотрительно сделал пару шагов в сторону от нее (а то кто ее знает, вдруг вздумает телефон вырвать из рук).
- Просто дайте мне поговорить. Я никуда не убегу.
Нахмурился, вспоминая номер телефона с визитки адвоката (сама визитка была в куртке, куртка - в кресле, кресло - в бетоне, яйцо в утке, Шемеш в шоке и т. д.). Память у Эли цепкая и тренированная. Когда перед вылетом с базы на боевое дежурство обычно приходилось кучу деталей запоминать во время брифинга,а  потом среди множества судов в Средиземном море высматривать подозрительные или контролировать береговую линию, замечая изменения, поневоле зрительную память натренируешь. Поэтому Шемешу довольно быстро удалось вспомнить номер телефона конторы своих стряпчих под названием "Уотсон&Уотсон", тем более, что за сегодняшний день он видел его тысячу раз на туче разных документов. Он набрал номер и, убедившись, что на связи с ним знакомый уже адвокат, четко и с расстановкой сказал деловым тоном:
- Добрый вечер, мистер Бигелоу. Это Эли Шемеш. Я попал в сложную ситуацию, поэтому звоню с другого номера. Заинтересованы ли вы в повышении процента гонорара за услуги по моему делу? Скажем, до 16-ти процентов? И хотели бы вы лично получить дополнительный гонорар за внеплановую и непрофильную помощь мне? Прямо сейчас. Скажем, три тысячи долларов по завершению оформления документов. Отлично. В таком случае, берите бумагу и ручку, я продиктую вам список вещей, которые нужно купить немедленно и как можно быстрей доставить мне в номер 3В хостела "Бланка". Не знаю, какой у него адрес и район, посмотрите в справочнике, пожалуйста. Я не шучу, мистер Бигелоу. Можете вместе с вещами привезти договоры на оговоренные суммы, я все подпишу. Думаю, ваши работодатели обрадуются 16-и процентам. Итак, записывайте. Мужское белье - 2 комплекта, джинсы, пару футболок, флисовый свитер, ветровка М-65, носки, спортивные ботинки, емкий городской рюкзак. Все неброских тонов, без выкрутасов. Меня устроит серый, олива или черный. Далее. Двухместная палатка максимально компактной укладки, лучше альпинистская, полуторный спальный мешок с утеплителем термолайт, туристический полуторный коврик из пенопропилена. Две тысячи долларов наличными в мелких купюрах. Туристический нож не дешевле двухсот долларов, складной, с поясными ножнами, фляга на 1 литр из алюминия в чехле. Туристический регулируемый ремень на армейском карабине, на котором можно носить флягу и нож. Лучше с креплениями MOLLE. Думаю, и одежду, и остальное сможете подобрать в одном магазине туристического и милитари-снаряжения. И еще сотовый телефон с местной сим-картой и парой сотен баксов на счете. Да любой из средней ценовой категории. Все эти расходы включите в свой личный гонорар. Я оплачу вам все, как только смогу добраться до своего счета. Мои банковские карты временно недоступны. Да... Нет, мне это нужно прямо сейчас. Нет, меня не ограбили... Да потому что я стою голый посреди разрушенного номера хостела, в котором остановился, и мои вещи завалены... э-э-э... обвалившимся потолком, черт возьми! Да, вот так получилось. Спасибо. Буду очень обязан. Жду.
Эли дополнительно уточнил размеры одежды и обуви, совершенно не смущаясь присутствующих тут дам. После чего закончил разговор и вернул сотовый владелице.
- Спасибо, я ваш должник, - сказал ей Эли. - Итак, дамы. Если вы не собираетесь остаться у меня на ночь, то, может, перенесем разговор на потом? Когда тут уберут, а мне вернут вещи. Я так понимаю, сейчас вы этого сделать не можете. Я оплатил этот номер на сутки, и имею право находиться в нем в течение этого периода времени.
Последние слова предназначались хозяйке. Свои Объекты он ни на минуту не оставит без глаза. Шемеш, правда, слабо верил в то, что все сейчас его оставят в покое, раз разговор зашел об объектах. Но надеялся, что его плохо скрытое хамство обидит девиц, и ни оставят его в покое хотя бы на время.

Отредактировано Ely Shemesh (2014-12-05 22:02:31)

+2

13

«Не похож, - вынуждена была признать Фрэнки, - ни на уфолога, ни на иллюзиониста, ни на фаната «Секретных материалов».
И, тем не менее, посреди номера лежит бетонная глыба, размером раза в полтора больше, чем дыра в стене.
Фрэнки специально подошла поближе и осторожно пнула блок носком кроссовка – бетон как бетон. Твердый. Крошится по краю.
Она осторожно провела по шершавой поверхности рукой – показалось или нет, но поверхность была теплая, почти горячая на ощупь.  Фрэнки отдернула руку и опасливо покосилась на администратора. На пальцах осталась серая бетонная пыль.
- Я не буду трогать, - пообещал мангуст, - просто  хотела убедиться, что это действительно кусок бетона, а не оптическая иллюзия. Массовая. Здесь странный запах.

Запах был обычный. Подходящий случаю. Пахло строительной пылью, чем-то горелым,  гелем для душа, и…  улицей. Жженой карамелью, выхлопными газами, нагретым асфальтом.  Звуки улицы вливались через два отверстия в стене – естественное, то есть созданное человеком сознательно, и аномальное – симметричный окну четырехугольник.
Мисс Маршалл вытянула шею и отступила на шаг – от двери к аномальному выходу. Это на тот случай, если администратору вдруг  приспичит ее выставить.
Повод для «остаться» она уже придумала. Железный.
Сейчас оставалось слиться с интерьером и не мешать… Слушать. Она была уверена – что-то здесь не так, и все – все, кроме нее! – догадываются, что именно.
Отвернулась и принялась разглядывать кусок улицы через импровизированный «оконный» проем,  потом покосившуюся картину на стене –  дешевую  китайскую репродукцию Дега,  старательно обходя инсталляцию в центре комнаты. И слушала, впитывая каждый подозрительный звук. Если бы на спине были глаза… На спине не было глаз, однако остальные органы чувств и воспаленное воображение работали отменно.
Шорох… Скрип бетонной крошки, и едва приглушенный – не настолько, чтобы  посторонний человек не мог услышать – голос. Девушка-регистратор подошла к клиенту вплотную. Но голос не понизила – значит, уверена, что ничего «особенного» случайный свидетель не услышит.
«Объект? Вы ею пользовались?»
Ею? Чем? Что, черт возьми, здесь происходит?!
Пауза, липкая, еще более подозрительная, чем странные вопросы администратора.
Пора перехватывать инициативу.
- Вам нужен телефон? Пожалуйста, возьмите мой, - Фрэнки улыбнулась – так лучезарно и обаятельно, как только может улыбаться «милая девушка», оказавшаяся случайным свидетелем чужих затруднительных обстоятельств, и всегда готовая прийти на помощь. Как Чип и Дейл.
Разумеется, разговор – от первого и до последнего слова – она прослушала и запечатлела в памяти. От фамилии адвоката Бигелоу до фирмы-производителя креплений для армейского карабина.
Мысленно присвистнула, оценив платежеспособность постояльца хостела.
И, наконец, поняла. Нет. Он не уфолог и не фанат.
Хорошая  выправка, коротко стриженый затылок. Скрупулезность и предусмотрительность идеального инструктора по выживанию в пустыне.   Профессиональный военный, судя по акценту, Ближний восток. Израиль.

- Америка уважает право собственности. Если вы оплатили номер, мистер…Шемеш, даже полиции будет трудно вас отсюда выселить. Даже если вы разобьете палатку в центре комнаты. Разве что полицейские, опасаясь повторения взрывов, потребуют «очистить» хостел,  - в голосе мангуста сквозила едва заметная нотка сарказма, - не за что.
Он забрала мобильный и машинально сунула его в сумку. Еще теплый кусок стекла и пластика.
Что же вы знаете, мистер Шемеш? Чего боитесь лишиться, если не потребовали самого простого –  хотя бы переселить вас в другой номер аналогичной стоимости? Без дыры в стене?
Кстати, о номерах и стоимости.
Фрэнки чихнула, смущенно потерла нос и уставилась на администратора глазами печального олененка.
- Я не представилась, -  «спохватилась» мисс Маршалл, - меня зовут  Фрэнсис Маршалл, у меня с собой водительские права… если нужно. Кажется… мне показалось, что вы хотели мне что-то предложить, мисс, вместо денежной компенсации. Если это номер в вашем удивительном хостеле, - он метнула многозначительный взгляд на ближневосточного гостя и быстро проговорила, словно боялась, что ее остановят, -  мне негде остановиться, и денег у меня нет… Почти нет, - это было почти правдой, - я  согласна.

+2

14

- Я и собираюсь разбить здесь палатку, - сказал Эли девушке, которая дала ему телефон. - Можете считать, что я  экстремал, и мне трудно спать в постели.
Потом посмотрел на даму с ресепшена, которая стояла и смотрела на него молча и вопросительно, явно ожидая, что он все же ответит на ее вопрос. Хамский намек ушел в молоко: обе девицы явно не собирались покидать номера, и, видимо, смущения или возмущения от них ожидать не приходилось.
- Ну, что вы на меня так смотрите? - вздохнул Шемеш, глядя на хозяйку хостела. - Что вы хотите, чтобы я вам сказал? Или вам нужен крайний, на кого можно повесить этот камень, оказавшийся посреди номера? Так я его при всем желании не мог притащить сюда. Разве это не очевидно? И разве не очевидно это будет полиции, которая сюда приедет? Что бы вы там себе не думали, я ни в чем не виноват. Понятно? И никуда отсюда не уйду.
Тут черноглазая представилась, назвавшись Фрэнсис Маршал. Может, увидела, что напряжение в отношениях растет, и надо его как-то снять. Эли обернулся к ней, и понял, что неловко самому не представиться, так как девушка ему помогла и дала телефон. А то бы стоял он тут не только без штанов, но и без надежды их обрести до сих пор. И хотя Фрэнсис обращалась не к нему, а к девушке с ресепшена, но бросила на него взгляд, который откровенно намекал на должок. Во всяком случае, Шемешу так показалось.
- Меня зовут Эли, - произнес он, кивнув мисс Маршалл с отдаленным и кратким подобием улыбки. - Я постараюсь вам помочь, если мой адвокат не заблудится по пути сюда. Пока я сам, как видите, не платежеспособен. Мне даже продать нечего, чтобы раздобыть денег прямо сейчас.
"Ты плохой еврей, Шемеш, - сразу подумалось ему. - Дедушка Шломо сейчас, наверное, сурово покачал головой и отправил повторять этюды на скрипке. А бабушка Мендл взмахнула бы руками и закричала: "Азохнвей! Наш мальчик творит глупости и позорит дедушку, которые не прожил и дня без того, чтобы сберечь какую-то монетку! Эли, ты впустую профукаешь то, что заработала тебе твоя семья долгими годами упорного труда!" И, наверное, бабушка была бы права". Но Шемеш тут же успокоил себя тем, что легко компенсирует все затраты, когда получит наследство Кройцфельда. Он все равно собирался его пустить на то, чтобы прожить дольше десяти месяцев, которые ему были отпущены судьбой. Возможно, все это домыслы и бред, но Эли не собирался бездействовать, чтобы проверить, постигнет его участь остальных наследников дяди Карла или нет.
И невольно мысли снова убежали к Скрепке. Появилась мысль о том, что вдруг Объекты привязаны к географическим точкам? В Америке опасны, а в Израиле нет? И Кройцфельд специально вывез эти Объекты из США, чтобы они там не проявляли опасных свойств. А Скрепка, которая была просто "радиоприемником", тут стала "бомбой"? А Эли, следовательно, террористом-оболдуем. Не хотелось в подобное верить. И, если бы была верна гипотеза о географических точках, то в Израиле Скрепка вообще бы не действовала. И, значит, Эли никак не может быть виновником происшествия.
Мандраж и эмоциональный шок, кажется, начали проходить. И снова возвращались тяжелая усталость и отупение. А еще придется, наверное, общаться с полицией... Эли вздохнул: поспать пока не судьба...

Отредактировано Ely Shemesh (2014-12-10 01:47:55)

+2

15

Сола Вероника не пришла в восторг от такого ответа. Не очень-то было похоже, чтобы для посетителя спецтермины были чем-то неизведанным. Скорее это выглядело так, как будто он решил заморочить голову хозяйке хостела.
Черта с два у него это получится!
Пока Шемеш возился с телефоном наследницы Джулии Маршалл, Сола Вероника заглянула в свой. Не тот, который использовался для звонков, а второй - в котором была база, оставшаяся от Сюзи, но уже порядком изменившая свое содержание. Шпионы работали на славу, но вот только владелец Скрепки оставался неизменным. Да-да, в информации об этом Объекте была фамилия Шемеш.
Девушка спрятала телефон в карман и продолжила наблюдать за разворачивающимися событиями.
Нарушитель спокойствия, кажется, собрался обосноваться тут надолго. И понятно, почему: наверняка в комнате была не только Скрепка. Вон, как пялится на него "наследница". Вьется вокруг, как коршун. Видимо, догадалась раньше нерадивой хозяйки.
Подтверждение догадок Солы Вероники не заставило себя долго ждать. "Наследница", имя которой было Фрэнсис, а фамилия совпадала с фамилией покойной тетки, очень быстро передумала забирать деньги и решила остаться тут. Интересно, на что она рассчитывает? На то, что Шемеш позволит обокрасть себя? Вряд ли - было очевидно, что не на того напала.
И именно это приводило хозяйку хостела в уныние.
Шемеш мог постоять за себя. И не просто мог, а знал, как это делается.
Что она может юридически ему предъявить? Нарушение внутреннего распорядка хостела? Сола Вероника попыталась представить себе, как она в суде отстаивает свои интересы. Картина выглядела очень печально. Не пускать его больше в "Бланку"? Судя по виду самого Шемеша, это вряд хоть как-то испортит ему настроение.
Хозяйка вздохнула, пытаясь понять, каким таким хитрым образом ей добыть из виновника денег на починку номера.
Или хотя бы на починку стены. Черт с ним, с номером. Мать Солы Вероники зачем-то оставила под гостиничное крыло целых восемь комнат, и девушка могла припомнить очень мало случаев, когда бы они были все заняты. Если номер 3В закрыть на большой замок, и никого туда не пускать, возможно, удастся забыть об этом событии, как о дурном сне.
Если полиция, конечно, позволит.
Но денег было жалко. И номер было жалко.
А все из-за самонадеянного Владельца, который решил, что правила хостела не стоят его драгоценного внимания.
- Мисс Маршалл, - мисс Маршалл - наследница мисс Маршалл, забавно. - Ключи от номера на ресепшене. Пожалуйста, спуститесь в холл, я сейчас подойду и зарегистрирую вас.
Надеяться, что это подействует, было, по меньшей мере, наивно. Но хотя бы намекнуть на то, что гостья тут лишняя, было просто необходимо.
- Мистер Шемеш, - Сола Вероника понимала, что отступление сейчас равносильно поражению. - Полагаю, это ваша неосторожность привела к тому, что здесь произошло. И думаю, нам с вами нужно обсудить дальнейшее развитие событий.

+2

16

Если человеку известно больше, чем остальным, он машинально «примеряет» свою Осведомленность на присутствующих. Сола Вероника вряд ли догадывалась, что наследница Джулии Маршалл сейчас лихорадочно перебирает в уме возможные варианты произошедшего, разумеется, далекие от  истинных.
«Он военный. Взрывник», - думала Фрэнсис, не забывая благодарно взмахнуть ресницами. Все-таки хозяин странного номера  оказался на удивление непрактичным, либо просто собирался таким нехитрым способом выставить непрошенную гостью вон. Администратор мгновенно подсуетилась.
Спуститься на рецепцию? Ну уж нет! Явно, они оба хотят ее выставить – значит, сейчас начнется самое интересное.
- «…сейчас есть такие возможности… произвести направленный взрыв. Вырезать часть стены. Необходимую. Необходимую? Но кому?..  И почему кусок вырезки такой несуразно… большой?» - продолжала рациональная часть рассудка.
Что-то не сходилось. Или Фрэнсис Маршалл попала в лапы банды иллюзионистов-профессионалов, или…
«Ой-ё! - запищало  параноидально  настроенное альтер эго. - Нужно делать ноги из этой сомнительной во всех отношениях «Бланки», пока не приехала полиция!».
Главенствующая сущность мисс Маршалл безжалостно затолкала рациональную часть себя в угол.  Возможно, она стала свидетельницей Сенсации!
«Наш специальный корреспондент Фрэнсис Маршалл стала   свидетельницей беспрецедентного шоу мошенников-иллюзионистов экстра-класса!»

Нужно  играть роль бедной родственницы. Она успела похвалить себя за предусмотрительность – джинсы, потертая футболка, видавшая виды кожаная сумка на длинном ремне и балетки производителя No Name – никоим образом не могли выдать ее профессиональную или социальную  принадлежность. В плане определения статуса она мало чем отличалась от гипсовой статуи мистера Шемеша.  В плане определения материального положения – тоже.
Правда, придется объясняться с боссом, почему его подчиненная не появилась в офисе «Дейли ньюс» в четверг утром… ровно до того момента, как она предоставит газете материал-сенсацию. Фрэнсис Маршалл улыбнулась еще обаятельнее и сделала вид, что последних слов сотрудницы хостела попросту не слышала.
- Ваша любезность превосходит мои самые смелые ожидания, Эли, - проворковала она, - хотя я не рассчитывала на материальную компенсацию пятиминутного звонка адвокату… мои мысли куда прозаичнее. Я надеялась, что администратор позволит мне занять оплаченный  тетушкин номер, а мне – сэкономить лишние пять сотен долларов до того, как я подыщу подходящую работу.
Так в один момент мисс Маршалл «лишилась» и жилья, и работы.
- Я не могу не ответить вам взаимностью… Времени у меня достаточно… хотите, я помогу вам прибраться в комнате? Босиком ходить по бетонной крошке… а здесь могут быть осколки стекла… Вы ведь не йог?

+2

17

Предложив Фрэнсис отправиться на ресепшен, служащая хостела, наконец, нарушила молчание.  И продолжила, обращаясь к Эли:
- Мистер Шемеш, полагаю, это ваша неосторожность привела к тому, что здесь произошло. И думаю, нам с вами нужно обсудить дальнейшее развитие событий.
- Моя неосторожность? – переспросил он. – Вы что, серьезно? Я всего лишь вошел в номер, разделся и пытался душ принять. Я точно не Гарри Поттер и не Саурон, потрясать королевства и отдельно взятые американские хостелы не умею. Как и телепортировать фрагменты зданий.
Шемеш устал уже от намеков и разбирательств. Он вообще очень устал. Поэтому выдохнул и решил говорить напрямик, раз уж прозвучал намек на Объект.
- То, что вас заинтересовало, это Объект, да, - сказал Эли хозяйке хостела, понизив голос до едва слышного, и бросив опасливый взгляд на Фрэнсис. – Но это просто радиоприемник, совершенно безобидный. Я музыку слушал. И того, что тут произошло, мой Объект просто не мог сотворить. А что вы вообще знаете об Объектах, а? И откуда? Или в Америке все о них знают, и только я тут простофиля, который считает, что эти вещи для кого-то представляют тайну?
Несмотря на то, что девушка с ресепшена, вроде, открыто спросила его про Объект, Шемеш все еще побаивался, что он неправильно ее понял. И она совсем не то имела в виду. Если это так, то его слова сейчас выглядели бредом. Или диалогом двух шпионов из третьеразрядного боевичка, для которого тупой сценарист не придумал ничего умнее, чем болтовня загадками. Эли давно уже не боялся выглядеть глупо или смешно для окружающих, в этом плане у него с объективностью и чувством юмора было все в порядке. Поэтому, если сейчас хозяйка хостела посмотрит на него как на идиота, он даже будет этому рад. Потому что чувствовал, что морально и физически не готовым сейчас столкнуться со сведущими людьми. Он слишком туго соображал из-за критического недосыпа, чтобы вступать в серьезные разговоры.
- Послушайте, я чертовски устал. У меня был очень длинный день, который около полутора суток назад начался в Тель-Авиве, - сказал Шемеш уже с тоской. -  Я с ног падаю. И  все, о чем я мечтал, оказавшись здесь, это – поспать. Может, вы не будете меня донимать вопросами, а пришлете, например, сантехника, чтобы починить трубы в душевой. Я пока перекрыл воду, но там повреждения водопровода, грозящие потопом. Когда приедет полиция, я бы не хотел выглядеть перед ними вот таким. Я бы вообще не хотел встречаться с полицией, но готов, раз так получилось.
Эли указал на себя, покрытого бетонной пылью с грязными засохшими разводами.
- И вот еще что… Ключ от моего номера остался под завалом. У вас найдется запасной на время, пока тут не будет наведен порядок? И можно, чтобы после приезда моего адвоката меня никто не трогал? До завтра.

+2

18

Сола Вероника косилась на Фрэнсис Маршалл с легким недоумением. Девушка вела себя крайне странно. За время управления "Бланкой" хозяйка насмотрелась на очень странных Владельцев и на их еще более странное поведение в случаях, когда дело касалось Объектов. Еще не получившая свои ключи постоялица вела себя, как безумная. Чего стоило одно ее предложение помочь прибраться в гостиничном номере при наличии пары горничных. А может, отдать ей плату за номер - и дело с концом? Сола Вероника еще раз посмотрела на дыру в стене и поняла, что деньги сейчас нужнее.
- Мисс Маршалл, спуститесь, пожалуйста на ресепшен.
Хозяйка даже не рассчитывала, что это сработает - просто приняла правила игры Фрэнсис.
С Шемешем было намного сложнее. Правило о неиспользовании Объектов ввела еще мать девушки, и его здесь негласно соблюдали все постояльцы, невзирая на пол, возраст и социальное положение. Поэтому Сола Вероника никогда не задумывалась, что будет, если кто-то осмелится его нарушить. Ни о каких юридических санкциях речь идти не могла. Но иногда традиции сильнее закона. Что ж, значит, именно этим она и воспользуется. Как минимум, расскажет остальным о том, что могло спровоцировать такое событие. А дальнейшая судьба нарушителя правил ее не волнует. Слушая гневную тираду постояльца, девушка уже мысленно представляла себе все пламя ада, которое ей удастся пролить на его голову.
Но нет на свете ничего более непостижимого, чем женское сердце. Когда Шемеш пожаловался на бесконечно длинный тяжелый день, Сола Вероника чуть уменьшила количество проклятий, посылаемых на голову мужчины, перепачканному бетонной крошкой и стоявшему перед ней почти в чем мать родила, не считая полотенца и злосчастной Скрепки. А еще было похоже, что он не видел ничего предосудительного в своих действиях.
- В "Бланке" запрещено пользоваться Объектами. Здесь слишком велика их концентрация, и совмещение может привести к неожиданным...
Повторяя давно уже очевидное для нее правило, хозяйка надеялась по реакции постояльца понять, умышленно ли тот его нарушил или не подозревал о нем. В пользу второй версии говорило и удивление Шемеша по поводу общеизвестности информации об Объектах. Быть может, разобравшись, постоялец все же покроет расходы на ремонт номера? А если нет, то и помощи от нее он не дождется никакой.
Но договорить Сола Вероника не успела. С улицы послышались сирены - полиция как раз подъезжала к зданию хостела. Хозяйка пришла в ужас: эту проблему нужно было решать незамедлительно. Не хватало еще, чтобы полицейские увидели, что здесь произошло.
- Мисс Маршалл, я жду вас внизу! - бросила Сола Вероника, спешно покидая злосчастный номер 3В.
В холле западного крыла не было никого - зато со стороны восточного разносился гул голосов. Видимо, Уайт постарался. Девушка бросилась вниз по лестнице, перепачканной бетонной пылью. Ей предстоял сложный разговор.

+2

19

- Да-да, я сейчас иду! – прокричала Фрэнки вслед прямой спине администратора.
Слишком уж она была напряжена – кажется, подкрадешься сзади, дотронешься – закричит.
Фрэнсис Маршалл готова была дать голову на отсечение, что приезд полиции обрастет такими же странными подробностями, что и разговор с постояльцем номера 3В.
А еще стало ясно, что никакой Шемеш не иллюзионист, а «Бланка» - все-таки очень сомнительное место, возможно,  база террористов, которые имеют специальное оружие направленного воздействия, называемое Объектами.
- Объект, - проговорила Фрэнки вслух и бросила быстрый взгляд на Эли Шемеша. Получилось так, словно выплюнула желатиновый шарик.
На лице у Шемеша крупными буквами было написано желание поскорее остаться в одиночестве… и Фрэнки была готова его удовлетворить, учитывая, что беседа администратора  с полицейскими  на первом этаже тоже могла оказаться весьма занимательным  материалом для будущей сенсационной статьи.
- Как сложно быть умной и красивой, - пробормотала мисс Маршалл, вспоминая известный анекдот об обезьяне, - что мне, разорваться, что ли? Мистер Шемеш, а что значит – Объект?
Она готова была к откровенному и прямолинейному посылу… на первый этаж.
Потому что он также явился бы ответом.
Что-то здесь нечисто.

+2

20

- В "Бланке" запрещено пользоваться Объектами. Здесь слишком велика их концентрация, и совмещение может привести к неожиданным... - начала говорить девушка с ресепшена, но сирены полиции прервали ее,и она спешно покинула номер.
А Эли так и остался стоять с напряженно-недоуменным выражением на лице, которое появилось от услышанного. Он не ожидал, что в Нью-Йорке незнакомая женщина вот так просто ему скажет о том, что тут нельзя пользоваться Объектами,и  их концентрация высока. Он офигел и не понимал, как это может быть. Или в США у каждого человека по мешку Объектов? Ни по каким теориям вероятности не мог он совершенно случайно оказаться в гнезде владельцев Объектов. Вот просто не мог. О том, что некоторые Объекты проявляют необычные эффекты при совмещении, ему было известно. Сам использовал Скрепку с Блокнотом, после чего пришлось тонну кошачьего дерьма убирать вокруг дома и исцарапанные стены ремонтировать. Не говоря уже о воплях толпы кошек, осаждавших его дом. Это было совсем не забавно.
И только сейчас до Эли начало доходить, что именно он может быть виновником аномального происшествия, жертвой которого сам едва не стал. Это его повергло в ужас, он растерялся. И хоть на лице его внутреннее состояние не особенно ярко выразилось в силу умения держать себя, но внутри как будто льдом потроха набили. Если рядом оказался Объект, который как-то взаимодействует со Скрепкой, то... мог ведь и кто-нибудь погибнуть. И это было бы самое страшное. Шемеш опустил глаза на Скрепку и крепко зажал в кулак край полотенца с ней. Как будто это могло отменить случившееся или предотвратить возможные новые аномальные происшествия. Сейчас он боялся предмета, к которому давно привык. И почти жаждал от него избавиться. Но, будучи человечком ответственным, готов был ответить за свою оплошность. Пусть и совершенную по незнанию.
- Объект, - вдруг четко произнесла Фрэнсис, вырвав Эли из плена мрачных пугающих мыслей.
Шемеш поднял на нее глаза, в которых сейчас была видна растерянность и страх. Девушка не торопилась покинуть его номер, хотя дама с ресепшена позвала ее за собой.
- Как сложно быть умной и красивой, - пробормотала она. - Что мне, разорваться, что ли?
Эли не понял, о чем это она. Он вообще сейчас как-то совсем плохо начал соображать.
- Мистер Шемеш, а что значит – Объект? - вдруг спросила Фрэнсис.
Эли непонимающе посмотрел на нее. Если она была здесь, и слушала разговор, и в этом месте полно других Объектов, то вопрос прозвучал странно.
- А у вас разве их нет? - спросил Шемеш неуверенно, потом плюнул на все тайны и добавил. - Это... вещи, которые могут творить такое...
Эли указал на глыбу бетона посреди комнаты.
- Черт, мне нехорошо... надо присесть, - пробормотал он, поморщившись.
Осмотрелся, но сесть в комнате было больше не на что. Поэтому Шемеш повернулся и уныло поплелся в ванную, где уселся на пыльную крышку унитаза посреди грязных луж на полу. Вздохнул и потер руками лицо и голову, вызвав осыпание серой цементной пыли со слипшихся волос и кожи.
- Как же меня угораздило-то... - произнес он в воздух, не обращаясь ни к кому.

Отредактировано Ely Shemesh (2014-12-18 02:13:34)

+2

21

- У меня? - растерялась Фрэнки,  и еще раз, тупо пялясь в спину Шемешу, переспросила, - у меня?
Шемеш  отвернулся и ушел. Она навострила уши, прислушиваясь к звукам в соседней комнате, как кошка прислушивается к мышиному шороху. Раздались характерные шлепки босых ступней по мокрому кафелю и сдавленный выдох.
«Как же меня угораздило-то...» - сказал Шемеш.
«Как меня угораздило?» - мысленно согласилась с ним мисс Маршал.
Предметы с необычными свойствами? Кусок канцелярского пластика – предмет с необычными свойствами, способный пробивать стены?
Или он считает ее идиоткой, или у него не все дома… конечно, не все, он-то не дома. Перелет из Израиля, недосып… могло это сказаться на способности изъясняться?
Фрэнсис качнулась, но не последовала за неудачливым путешественником. Что она ему скажет? Мол, пустяки, дело житейское, мистер Шемеш? И постоит рядом в луже воды для моральной поддержки?
Мисс Маршалл сделала  шаг назад и ударилась щиколоткой о бетонную плиту.
Плита была реальной. Все в этом бедламе было пугающе реальным. И тоскливый взгляд Эли Шемеша был взглядом  здорового человека. Смертельно уставшего, растерянного, но совершенно здорового.
- Я спущусь вниз, получу ключи от своего номера, - Фрэнки повысила голос, чтобы перекричать собственные смутные догадки, - потом, если нужно, я все-таки помогу вам разобраться с вещами, - если он так трясется над вещами, что не хочет покидать полуразрушенный номер, возможно, он не доверит чистку всех  пострадавших вещей горничной … - и, если вам нужно в душ, вы можете воспользоваться моим.
«Если есть нора…»
«Если  есть Объекты, значит, есть те, кто владеет Объектами», - думала Фрэнки, перепрыгивая через ступеньки. Под ногами хрустела бетонная крошка.
Почему Шемеш был уверен, что Объект есть у меня? Потому, что я собралась поселиться в «Бланке»? Но я не собиралась…
И Фрэнки замерла  на площадке между лестничными пролетами.
Она не собиралась, это верно. Собиралась ее тетушка, которая, пусть не была миллионершей, но судя по привычкам, могла себе позволить номер в отеле рангом повыше.
Собиралась, даже не предупредив племянницу о своем визите.
Тетя Джулия – Владелец Объекта?
Непостижимо.
Странно.
Очень странно.
Администратор «Бланки» и Эли Шемеш назвали Объектом канцелярскую скрепку.
Тетя Джулия заказала бронированный  сейф для пустого кошелька и кроличьей лапки.
Она почувствовала легкий звон в ушах – или это были отголоски полицейской сирены? – и кубарем скатилась с лестницы.

Отредактировано Frances Marshall (2014-12-18 22:10:10)

+2

22

Сола Вероника тоскливо посмотрела на стопку журналов, все так же лежащих на столе. Теперь о новом диване можно было забыть - появились непредвиденные расходы. И не только в размере суммы, указанной в квитанции, которую девушка держала в руках.
Разговор с полицией вышел не то, чтобы неприятным - скорее, затратным. И даже больше по силам, финансово. Хозяйке "Бланки" пришлось очень много улыбаться, выглядеть совсем необеспокоенной, и всячески поддерживать легенду о том, что ничего не произошло. Вызов ложный - кто-то испугался хлопка в технической комнате. Да, конечно, они могут войти посмотреть - там все в порядке. Именно в этот момент с губ Солы Вероники едва не сорвался страдальческий стон - в холле возле лестницы было полно бетонной крошки. Но нет - обошлось без осмотра. Да, конечно, она вызовет сантехников. Нет, еще не успела - как раз набирала номер, когда услышала сирены. Спасибо за оперативное реагирование и хорошего дня.
Сфера обслуживания из-за большой конкуренции всегда радовала неизменно высоким качеством и высокой же скорость за... высокую цену. Конечно, у "Бланки" были свои льготы, особенно там, куда обращаться приходилось часто, но сейчас владелица прибавляла новую сумму расходов к уже сформировавшейся, и результат все больше омрачал хорошенькое личико.

Наследница Джулии Маршалл стояла рядом. Сола Вероника недоуменно воззрилась на нее, и тут же вспомнила, в чем дело. Ключ! Она пришла за ключом.
- Ваш номер 2В, мисс Маршалл. Он находится рядом с номером 3В.
Хозяйка зашла за стойку и открыла журнал регистрации.
- В связи с произошедшими событиями, я могу поселить вас на третьем этаже - там свободен один номер - или на первом, если у вас аллергия на кошек или вы просто их не любите.
И, не слушая ответа, начала задавать вопросы для заполнения регистрационной графы.
После того, как Фрэнсис Маршалл получила ключ вместе с предупреждением о запрете использования Объектов и удалилась, Сола Вероника вызвала работников санитарно-технической службы, уборщиков строительного мусора и, оставив миссис Уилкс на ресепшене, удалилась на второй этаж.
Нужно было обойти всех постояльцев. Сочинить хотя бы немного правдоподобную сказку и успокоить. А заодно попытаться понять, с чем вот так трагически провзаимодействовала Скрепка мистера Шемеша.

+2

23

Эли услышал, как многострадальный номер покинула и Фрэнсис. Где-то в коридоре были слышны голоса и шаги, с улицы несся городской шум. Полицейские сирены быстро стихли. Наверно, скоро придут сюда осматривать каменюку, которая удобно расположилась в номере В3 за счет Шемеша, выселив его самого на унитаз... И тут усталость спасла Эли от скорби, милосердно вырубив его прямо на его временном насесте. Рядом была стенка, к которой он непроизвольно привалился, и - все... Кажется, выключился с еще открытыми глазами. Но уже через пару секунд, неудобно скрючившись, опираясь расслабленной спиной о сливной бачок, и обхватив себя руками, ближневосточный гость спал, прилепившись плечом и щекой к стене. Он не услышал, как миссис Уилкс привела двух сантехников, не видел, как она с осуждением взглянула на его более, чем скромный наряд, и не смог оценить благородства "работников трубы и ключа", которые оперативно устранили проблемы, стараясь особо не шуметь. Ну, похихикали, глядя на сопящего постояльца, но пожалели. Видно же было, что мужик страшно устал, раз уснул в таком положении.
Уходя, один из сантехников все же тронул Шемеша за плечо. Тот, еще не проснувшись, отлепился от стены и мутным взором посмотрел на дядьку перед собой, потирая автоматически щеку, на которой отпечатался узор от маленьких квадратиков кафеля, которыми был отделан санузел.
- Там вода есть, тепленькая, - сказал сантехник. - Мы все починили и подключили, можете помыться.
- Да, спасибо, - невнятно ответил Эли, глянув на душевую кабинку, а потом на суровую миссис Уилкс, зашедшую проверить работу мастеров.
- Вам, может, штаны поискать? - спросил сердобольный сантехник.
- Спасибо, не надо, мне сейчас привезут одежду, - сказал Шемеш, который был тронут заботой незнакомого человека.
Миссис Уилкс сухо сообщила, что уборщиков она тоже вызвала, и они скоро придут убрать тут всю грязь. Эли кивнул и встал, пытаясь прогнать сонливость, которая вцепилась в него всеми дурманными щупальцами, не желая отпускать. Когда люди покинули номер, Шемеш, зевая во весь рот, полез в душ отскребать цемент со шкуры. Скрепку, снятую с грязного полотенца, он предусмотрительно положил на полку рядом с собой, закутав в целлофановый пакет. Очень боялся сейчас того, что на нее попадет вода.
Кто не пробовал отмываться от цемента, тот не поймет, насколько это сложно и трудоемко. Эли извел оба крошечных флакона гостиничного шампуня и геля, прежде чем почувствовал, что его тело снова может дышать. И обрело прежний вид постоянного потребителя ашдодского солнца.  Вытереться Шемеш был вынужден внутренней стороной полотенца, которая осталась сравнительно чистой. Так как вариантов не было, то пришлось снова намотать на бедра ту же тряпицу и заколоть Скрепкой. Адвокат задерживался. Впрочем... Эли даже не знал, который теперь час, и сколько он спал - может, всего минут десять. Часов-то у него не было. И в номере он не наблюдал настенных или настольных. Оставалось надеяться, что служащий конторы "Уотсон&Уотсон" проявит расторопность и не заставит Шемеша долго разгуливать тут в костюме Адама, вкусившего плодов с Древа Познания Добра и Зла. Хотя, в каком-то смысле так оно и было... Тут Эли  вспомнил про полицию, и подивился, что его не растолкали и не допрашивали. Неужели здешним служащим удалось разрешить все вопросы и не заставлять его проходить через это? И Шемеш мысленно поставил плюсик на счет девушки с ресепшена.
И вспомнил про телевизор в номере. Точно, по нему можно было хотя бы время узнать. Но выходить из душевой и снова шлепать босиком по камням, страшно не хотелось. Однако, выйти все равно придется. Эли махнул рукой  пошел в комнату. Ноги потом недолго вымыть.
В самом номере было темно. За дырой в стене и выбитым окном стояла ночь, в которой на глухой кирпичной стене напротив только мелькали иногда всполохи света от проезжающих где-то в стороне автомобилей. Шемеш поискал рукой выключатель на стене, но тот не работал. Или лампа была разбита. Сейчас в темноте этого не было видно. В общем, даже минимального комфорта ожидать тут не приходилось. Свет был только в санузле, и падал в комнату оттуда (дверей-то не было). Шемеш включил телевизор. Тот работал, хоть и был покрыт серой бетонной пылью и сверху засыпан мелкими камешками. По кабельному каналу шел старый фильм о нашествии каких-то пришельцев, которые стреляли красными лучами по убого сделанному для съемки макету города, разнося его в хлам. "Как актуально, черт возьми", - подумал Эли. Потом на экране с надрывом начала голосить "бедно одетая" красотка годов эдак 60-х, которую мужественно держал в своих руках носатый ясноглазый герой, похожий в своем оранжевом трико на гомосека в детской пижамке или танцора балета, не успевшего переодеться после выступления. Шемеш поморщился и принялся искать на панели управления телевизора какой-нибудь новостной канал. Наткнулся на ABC News и залип в экран, сложив руки на груди. Никаких сообщений об аномальном происшествии в хостеле он не увидел.

Отредактировано Ely Shemesh (2014-12-21 11:40:02)

+2

24

Минут десять или пятнадцать (по данным внутреннего хронометра, на часы она даже не взглянула) Фрэнки изображала жену Лота, превратившуюся в соляной столб. Она   молча полировала взглядом слегка припудренную бетонной пылью стойку (которую при незнании нельзя было отличить от обычной бытовой пыли) и прислушивалась к разговору администратора и наряда полиции.
А сказано было много, и много интересного.
Обе стороны настолько увлеклись разговором, что на постоялицу со страдальческим выражением на лице  попросту не обратили внимания – и это было хорошо. Фрэнки превратилась в одно большое ухо.
Стало ясно, что «девушка с рецепшена»  и есть хозяйка заведения.
Это объясняло и «распорядительные»  нотки в голосе, и  отсутствие желания немедленно сообщать о происшествии хозяевам.
А еще стало ясно, что она категорически не желает вмешивать в дело полицию. Не без интереса понаблюдав за манипуляциями владелицы «Бланки» (один из полицейских назвал ее мисс Вивес), Фрэнки еще раз убедилась, что женское обаяние творит чудеса – по крайней мере в том, что касается способов отвлечения внимания доблестных стражей порядка от сомнительного рода происшествий.
Фрэнки признала, что мисс Вивес обладает не только обаянием, но и деловой хваткой.
Супермены покинули здание.
Она  понаблюдала за хозяйкой еще несколько минут, и осторожно кашлянула.
- Нет, спасибо, мисс… Вивес, меня вполне устроит номер 2В, -  сжимая в кулаке ключ и поставив витиеватую загогулину в журнале регистрации.

Впрочем, мисс Вивес ее не слушала.
Фрэнки проследила взглядом за по-балетному прямой спиной хозяйки, и потащилась следом, потирая ушибленное при неудачном спуске с лестницы плечо.
Из распахнутой двери номера 3В вытекали голоса и металлический стук.
Эли Шемеш номера обнаружился спящим там, где она его [предположительно] оставила – на унитазе в уборной. Он по-прежнему был «одет» в отельное полотенце. Скрепка удерживала импровизированную набедренную повязку, и Фрэнки едва поборола искушение до нее дотронуться. Вдруг он  проснется и неправильно ее истолкует?
Еще хуже, если истолкует правильно.
Фрэнки заглянула в ванную комнату, где возился с душевой кабиной сантехник, и выскользнула в спальню, к лежащей на том же месте бетонной глыбе. Под ногой что-то металлически хрустнуло. Фрэнки наклонилась и подняла латунную табличку, припорошенную серой пылью. Она провела по ней пальцами – проступили выгравированные на латуни буквы.
Мисс Маршалл сдавленно ойкнула.
- Вы что-то хотели, мисс?.. – поинтересовался рабочий, возникший за спиной совершенно бесшумно, словно привидение.
- Нет-нет… Я уже ухожу. Потеряла ключи в суматохе, думала, здесь… Я живу в соседнем номере, - проговорила она быстро, оправдываясь, и попятилась к двери.

Только захлопнув за собой двери собственного номера, Фрэнки  снова подняла руку, поднося кусок латуни ближе к глазам – и сама себе не веря.
«Этаж 105. Инвестиционный банк Кантор Фицджеральд Л. П.»

Представительство банка  Кантор Фицджеральд Л. П. занимало этажи сто один  - тире - сто пять Всемирного Торгового центра. Именно эти этажи были разрушены в первую очередь  во время теракта 11 сентября 2001 года.
Фрэнсис  запомнила это еще со времен учебы в университете. Террористы и все такое.
Однако…
Скользя спиной по шершавой поверхности двери, она съехала на пол, и так и осталась сидеть, пытаясь переварить услышанное и увиденное.
«Итого, мы имеем, - странно разговаривать с самой собой. Но, за неимением собеседников, готовых слушать этот бред… - странный хостел, в котором живут владельцы не менее странных Объектов. Один из них провоцирует взрыв, который хозяйка хостела старательно скрывает от полиции. И, до кучи, в пострадавшем номере обнаруживается кусок бетона, который, возможно, служил перекрытием сто пятого этажа Северной башни Всемирного торгового центра».
Возможно?
Но это невозможно!
В сумочке завибрировал телефон, и она вздрогнула, словно от удара.
Звонил босс. Фрэнки зажмурилась и представила их разговор в красках.
«Да, босс, я здесь обнаружила на Манхэттене хостел, в котором канцелярские скрепки  вызывают направленные взрывы и материализуют обломки башен-близнецов… да-да, те самые. С 2001 года…»
Она даже лицо его представила, покрасневшее от ярости. На лбу его крупными буквами было написано: «Уволена».
Мисс Маршалл вздохнула и  обреченно нажала  кнопку.
- Да, босс. Я… заболела, босс. Бронхит. Доктор… конечно, была у доктора… Да…да…нет. Спасибо… Дня два…или три… Спасибо. Нет. Нет. Еще раз спасибо.

Отбой.
Слегка полегчало. Фрэнки завозилась и поднялась. От долгого сидения на полу тело сделалось деревянным и непослушным. А еще в комнате стало темно.
Она осторожно приоткрыла дверь и выглянула в пустой коридор, прокралась, ступая бесшумно, как кошка, к соседней двери и прислушалась. Тихо бормотал телевизор. Фрэнки коротко постучала и нажала на дверную ручку.
Светился бледно-сиреневым экран телевизора. Передавали новости.
- О «Бланке» - ничего? – скорее утвердительно, чем вопросительно произнесла мисс Маршалл, входя в тонкую полосу света, падающую из уборной, – а что еще умеет делать ваша Скрепка?..

Отредактировано Frances Marshall (2014-12-22 08:45:45)

+1

25

Эли обернулся на стук и вошедшую Фрэнсис. Даже не возмутился непрошеному вторжению. Да и сама девушка уже как бы не была совсем уж чужой. Хоть познакомились, и она помогла Шемешу. Правда вопрос в лоб обескуражил. Эли все еще не знал, стоит ли выкладывать тайную, в общем-то, информацию гостье. Но до этого уже практически выдал.
- О "Бланке" - ничего, - ответил он. - И слава Богу... Скрепка много чего умеет делать... До сегодняшнего дня я знал, что она - радиоприемник. Музыку можно слушать. Но что она способна стать разрушительным оружием, для меня новость. И я все же надеюсь, что в случившемся нет ни ее, ни моей вины. Я не знал, что тут нельзя пользоваться Объектами. Я думал, что о них тут вообще никто ничего не знает. Дома я пользовался Скрепкой свободно, без каких бы то ни было разрушительных последствий. А тут вон как все обернулось...
Эли вздохнул, чуть помолчав.
- Я обещал вам помочь с оплатой номера, - продолжил он. - Простите, но мой адвокат все еще в пути. И денег у меня пока нет. Возможно, он столкнулся с тем, что покупки приходится совершать так поздно.
Шемеш указал на экран телевизора, где в одной из информационных бегущих полос светилось местное время - 22:14.
- Наверно, многие магазины уже закрыты... Но как только он приедет, я сдержу слово, - пообещал Шемеш. - Надеюсь, хозяева заведения готовы будут немного подождать. Я смотрю, полиции не видать. Это так она в Нью-Йорке "оперативно" работает или владельцам "Бланки" удалось скинуть их "с хвоста"? Я не хотел бы ничего объяснять... Потому что сам пока не понял, что и почему произошло. А вы здесь какими судьбами, Фрэнсис? У вас тоже есть какие-то Объекты?

Отредактировано Ely Shemesh (2014-12-25 17:08:17)

+1

26

- На Манхэттене некоторые магазины работают до десяти вечера, - машинально пробормотала Фрэнки, подходя ближе. Эли Шемеш, конечно, мог этого и не знать. А вот местный адвокат или его помощники будут в курсе.
Слишком много вопросов  сразу – на какие-то отвечать   не хочется,  а на какие-то ответов она не знает. 

- Как владельцам «Бланки» удалось скинуть полицию с хвоста? – она  оглянулась,  отыскивая, куда бы присесть, и, ничего подходящего не обнаружив, осталась стоять, перекатываясь с носка на пятку.
Под подошвами скрипела бетонная крошка.
Скрип-скрип.
- Очень просто. Мисс Вивес… эта яркая брюнетка… Она и есть хозяйка. Она попросту уболтала стражей порядка. Она сказала, что произошел сбой в технической комнате,  нет, даже не взрыв. Порыв в системе водоснабжения.  Кто-то из постояльцев, особо нервный, решил, что это террористы, и…  Все обошлось,  справились своими силами.  Деловая хватка плюс личное обаяние. Доблестные законники не ступили дальше стойки регистрации.

Скрип-скрип.
Каждый из них (кроме случайных постояльцев) знает больше, чем она.
Но все молчат и не хотят вмешательства полиции.
Наверное, он ждет ответов и на остальные свои вопросы. Наверное, если он был с ней откровенен, он заслуживает ответной откровенности. Хотя бы частично.
- Мне не нужна помощь с оплатой номера, мистер Шемеш… Эли. Меня немного удивила ваша готовность помочь деньгами совершенно незнакомому человеку. Но это не самое удивительное, - Фрэнки помолчала, разглядывая лицо Шемеша. В темноте он казался старше, чем при свете дня, и в нем было больше от человека Востока – какая-то фатальная обреченность.  На лице плясали прихотливые экранные тени – отражение текущей сводки погоды.
Скрип-скрип.
- Я пришла сюда, чтобы вернуть деньги, отменив бронирование номера. Номер в «Бланке» был оплачен моей тетей, Джулией Маршалл. Она внесла предоплату три недели тому назад, а две недели тому назад она скоропостижно скончалась в Гринвуде. Она была хорошим человеком, хотя всегда казалась мне немного странной. В наследство я получила коттедж, требующий ремонта, список долгов, кресло-трансформер. Кучу бумаг и бронированный сейф. Потом случилось то, что… случилось.  Сначала я решила, что вы террорист, потом –  аферист высокого класса, способный внушать иллюзии, потом… потом мне стало интересно. И я осталась. Чтобы выяснить правду, -  вовсе необязательно признаваться в своей журналистской сущности. Полуправда – отличный выход. Недоговаривать – не значит  обмануть. Она почувствовала, что краснеет, и успела порадоваться, что  в полумраке румянца на скулах не видно. За несколько лет проживания в Большом Яблоке мисс Фрэнсис Маршалл так и не избавилась от детской привычки краснеть, когда приходилось делать что-то «стыдное» или «неправильное», и она заторопилась, чтобы избавиться от собственного стеснения, -  а потом я нашла вот это. В обломках.
Фрэнки вытащила руку из-за спины. В ладони тускло поблескивала металлическая табличка 105-го этажа Северной башни Всемирного торгового центра.

+1

27

Эли невесело улыбнулся, когда Фрэнсис рассказывала о том, как мисс Вивес (надо запомнить) разворачивала из своего дома полицию. В Израиле она бы никого не уболтала, там легкомыслие стражей порядка кончается плохо. И все очень серьезно относятся не просто к терактам, а даже к малейшим подозрениям на них. Ашдодские полицейские без разговоров бы обшарили здание и всех допросили. Можно считать, что девушка отмазала Шемеша от возможных неприятностей. Наверно, ему стоило поблагодарить хозяйку за избавление от них. Но не пойдет же он к ней сейчас голым?..
Эли непроизвольно зябко повел плечами - из разбитого окна и дыры в стене стыло подул ветер, незнамо как умудрившийся заплутать и сохраниться в лабиринте небоскребов ночного Нью-Йорка. Пока был в грязи, чувствовал себя теплее. И вдруг Эли почему-то стало чертовски неловко оттого, что он стоял тут в неглиже перед дамой. Пусть она и видела его до этого в таком виде, и смущения или насмешки не выказывала. Но накинуть на себя Шемешу было нечего, поэтому и беспокоился из-за своего вида недолго. Усадить гостью тоже некуда. Но и чтобы Фрэнсис ушла, Шемеш не хотел. В одиночестве он чувствовал себя в этом номере совсем уж неприкаянно и печально. А так - хоть живая душа рядом.
Эли нахмурился, когда девушка сказала, что ей не нужны деньги. Оставаться в долгу он не любил. Конечно, дать попользоваться телефоном на пару минут - не такая уж великая услуга. Сам Шемеш сроду бы не подумал что-то просить за нее. Но Фрэнсис как раз и не просила... Рассказ о Джулии Маршалл заставил его насторожиться и помрачнеть.
- Я не террорист, - покачал головой Эли. - И это - правда. Считайте, что вы ее уже выяснили. У себя дома я защищаю страну от террористов всех мастей. А она ими просто окружена со всех сторон... Если полицию удалось отсюда развернуть, то я могу сделать вывод, что никто в хостеле не пострадал. Иначе тут были бы уже "скорая помощь" и криминалисты. Значит, все хорошо. Это радует...
Правда, произнес это Эли безрадостным тоном.
- А аферисты, думаю, в таких заведениях не работают. Слишком затратно было бы создавать такую иллюзию ради постояльцев дешевого хостела, - махнул Шемеш рукой в сторону глыбы, черной махиной лежавшей посреди комнаты, зловеще растопырив обломки арматуры в отсветах от экрана телевизора.
Нутром же он почувствовал, что в рассказе Фрэнсис о тете было что-то, касающееся и его. Женщина со странностями, скоропостижная смерть... Как все это знакомо... Но гостья не ответила ему на вопрос, есть ли у нее Объекты. Тоже не хотела этого афишировать? Хотя... может, и вправду ничего о них не знала, если думала, что Эли - террорист или аферист. И тогда зря он ей рассказал о Скрепке. Ну, теперь уж слов назад не вернешь. И тут Эли вспомнил множество "странных людей", которые после происшествия толкались в коридоре и злобно пялились на Шемеша. И сейчас до него дошло, что там все знали, что он использовал Объект. Тогда как им это было запрещено. И они не боялись повторения беды, а просто возмущались. Факты постепенно укладывались в голове, проясняю картину хоть с каких-то сторон. Может, потому что Эли чуть поспал и обрел хоть какую-то способность соображать.
- А потом я нашла вот это. В обломках, - закончила Фрэнсис и показала металлический  прямоугольник, блеснувший отполированной золотистой стороной.
Шемеш шагнул к ней, стараясь аккуратно ступать по камням на полу, чтобы не пораниться. Подойдя ближе, уставился на кусок латуни в руке гостьи. Какое-то имя выгравировано. Похож на табличку с надписью "Этаж 105. Инвестиционный банк Кантор Фицджеральд Л. П." Задумался, что в этом может быть важного, потому что имя ему ни о чем не говорило. Разве что, в этом доме точно не было ста пяти этажей и вряд ли имелся банк.
- И что в ней удивительного? - спросил Шемеш, посмотрев на Фрэнсис и указав на табличку. - Вы хотите сказать, что она прилетела откуда-то вместе с камнем? Ну, я  вообще понял, что эта глыба не отсюда, потому что дыра в стене меньше нее. Видимо, телепортировалась как-то из другого места. Но вот в новостях ни слова нет о каких-то разрушенных при странных обстоятельствах зданиях. А тут, похоже, вообще о небоскребе речь, раз указан 105-й этаж.
Эли вопросительно посмотрел на Фрэнсис, не понимая, на что она хочет ему указать.

+1

28

- Удивительного?  - переспросила Фрэнки, изумленно вздергивая брови, и тут же опомнилась. Он наверняка не знает…  Об этом не каждому  жителю Нью-Йорка известно, а он приезжий,  и в 2001 году был мальчишкой. 
Вдруг нахлынула усталость, захотелось присесть, но было некуда. Он продолжал стоять перед ней, ежась – видимо,  от холода, и она снова хотела предложить ему перейти в ее номер, чтобы там дождаться уборщиков и адвоката – и снова засомневалась, что он решится покинуть полуразрушенную комнату. Фрэнки  качнулась вперед,  с пятки на носок,  к Шемешу, совсем близко, чтобы увидеть его напряжённый взгляд, черные зрачки и сжатую полоску рта. Удержалась на цыпочках, балансируя слегка вытянутой в сторону рукой, и  вздернула вверх подбородок – Эли Шемеш  был заметно выше. Табличка молочно сияла в синем экранном  свете.
- Эта  глыба телепортировалась из прошлого, - слово «телепортировалась»  Фрэнки произнесла неотчетливо, словно гусеницу жевала, ее почему-то страшно рассмешила «телепортация»,  - если бы мне кто-то сказал об этом сегодня утром, я  покрутила бы  пальцем у виска и отодвинулась. Головной офис инвестиционного банка  Кантор Фицджеральд Л. П. находился на сто первом, сто втором, сто… в общем, до сто пятого этажа Северной башни Всемирного торгового центра, и был полностью разрушен в результате террористического акта. У них больше всего сотрудников погибло. В интернете об этом прочесть можно, факт доступный.
Она выдохнула и шлепнулась на пятки, потеряв десяток сантиметров в росте.
- Итак, утром я хотела получить обратно деньги… семь сотен долларов.  Теперь единственное, что я хочу – понять, это коллективное помешательство или что-то другое, и какое отношение к этому всему имела моя тетушка? Вы говорили об Объектах. Мисс Вивес поминала, и  не раз, что в хостеле запрещено пользоваться Объектами. Если я приму по умолчанию тот факт, что канцелярская скрепка может телепортировать, - она почти не споткнулась на этом слове, - строительные материалы, которые исчезли  тринадцать лет назад в результате теракта, я проглочу и все остальное. У тетушки были деньги… по крайней мере в ту пору, когда она оплачивала мне учебу. Я не знаю, зачем она планировала остановиться в хостеле, не успела разобрать все ее бумаги, и не знаю, какие из вещей могли быть Объектами. Может, это  одежная щетка, которую я выбросила на помойку вместе с кучей старого хлама? – мисс Маршалл снова качнулась вперед, - такое возможно? Или кожаный кошелек с однодолларовой бумажкой, который нашелся  в бронированном сейфе… тетушка сроду ничего  не хранила в сейфах, даже единственную свою драгоценность – кулон с изумрудом. Он лежал в шкатулке на туалетном столике.

+1

29

Лицо Эли сперва удивленно вытянулось, а потом он нахмурился, подняв уже откровенно испуганный взгляд от таблички в руках Фрэнсис.
- Вы что, хотите сказать, что... э-э, - он сделал несколько неопределенных жестов руками, как будто пытался на что-то указать на потолке или позади себя. - Что эта глыба из 2001 года? Не может быть... Нет, я, конечно, знал, что Объекты могут творить всякое, но чтобы вот так... Проломиться сквозь время... Это вы о 9/11 говорите, верно?
Шемеш, нервно потирая то подбородок, то лоб, то руки, посмотрел на Фрэнсис с какой-то надеждой, будто ждал, что она сейчас скажет, что пошутила или что-то перепутала. Но надежда эта быстро угасла.
- Черт... Это уже совсем... Даже страшно становится, - пробормотал он, тяжко вздохнув. - Интересно, а там, в прошлом, эти куски бетона исчезли или... дублировались сюда? И могло ведь и людей притащить... Не дай Бог...
Эли напряженно говорил фактически сам с собой, потому что девушка точно не могла ему дать никаких ответов. Когда Фрэнсис рассказала о том, что у ее тети могли быть Объекты, Шемеш находился не в том состоянии, чтобы играть словами и изворачиваться. Он и эта девушка стали вместе свидетелями (а Эли, возможно, еще и виновником) аномального происшествия такого масштаба, которого даже  в самых смелых фантазиях представить не могли когда-либо всерьез. И Шемеш не стал больше запираться от Фрэнсис. И он покивал в ответ на ее слова.
- Объектом может быть все, что угодно - сказал он. - Наверно, единственный признак Объекта - это его "винтажность". Все они выглядят, как обычные предметы обихода, которыми люди пользовались в начале 60-х, и тогда же примерно были произведены. Вернее... я не знаю, были ли они когда-либо произведены заводами и фабриками, а потом стали Объектами, либо являются просто копиями некоторых обычных вещей. Официально считается, что были обычными, а потом, в результате какого-то паранормального явления, вдруг приобрели свойство аномально влиять на мир, презирая физику и здравый смысл. И лично я не уверен, что Объекты изначально не были созданы именно такими, но маскирующимися под старый ныне хлам, не представляющий никакой ценности. И вы вполне могли выкинуть какие-то Объекты из дома вашей тети, если наводили там порядок. Ну, я имею в виду, если они вообще имелись у нее. Я не знаю всех Объектов, которые существуют, только некоторые. Поэтому мне ни о чем не говорят те, что вы назвали. Но есть люди, которые зарабатывают деньги на сборе данных об Объектах. Я знаю, что в Лас-Вегасе есть книжный магазин, владелец которого как раз этим и занимается. Его прозвище - Суд. Но больше я о нем ничего не знаю. Еще видел упоминание о том, что и тут, в Нью-Йорке, была женщина, китаянка ли кореянка, судя по фамилии, которая тоже была торговкой информацией об Объектах. То есть, можно поискать таких информаторов. Правда, насколько я знаю, они берут за свои услуги большие деньги. Я пока не искал ничего... Но собираюсь.
Эли умолк и походил вокруг глыбы, рассматривая ее, хотя до этого уже насмотрелся вволю, и с радостью век бы ее не видел. Он не мог до конца поверить в то, что она прилетела из 2001-го. Вернее было бы сказать "материализовалась". И откровенно боялся сейчас увидеть в ней или под ней мертвые тела людей.
- Знаете, Фрэнсис, - проговорил Шемеш задумчиво, посмотрев на девушку, - я хочу вам посоветовать забыть обо всем этом. И лучше бы вам не иметь никаких Объектов. Потому что владение ими заставляет людей порой платить слишком высокую цену за это. У меня мои Объекты отняли две семьи - прошлую и будущую. Мои родители умерли из-за Объектов... Моя невеста сошла с ума и совершенно чудовищным образом покончила с собой... И она говорила с мной о них, хотя никогда о них не знала. Ваша тетя, если была владелицей Объектов, тоже могла умереть из-за них. Я не знаю механизма "платы" за владение. Но она есть. И она высока.  Я был нормальным и счастливым человеком, пока Объекты не испоганили ее. А сейчас... Сейчас мне нужно их искать и больше узнавать. Потому что я сам хожу под этим проклятьем... И очень не хочу умирать... И еще…
Эли помолчал, глядя на Фрэнсис и решая, не нанес ли он ей своими рассказами психологическую травму, которую не стоит усугублять. Но девушка молча его слушала, не проявляя признаков особого беспокойства.
- Возможно, вы здесь не случайно. Как и я, - продолжил Шемеш, снова подойдя к Фрэнсис. – Я думал, что таксист мне выбрал отель от фонаря. Но сейчас понял, что «Бланку» мне выбрали «Объекты». Думаю, в мире не так много мест, где владелица осведомлена об Объектах и открыто о них спрашивает… И у других здешних постояльцев они есть. И не зря тут существует запрет на использование Объектов, о котором я не знал. Ели бы знал, то не рисковал бы. Иногда сочетание двух и более Объектов может давать неожиданные эффекты. И получается… что не я один нарушил запрет. Кто-то тоже пользовался своим Объектом, который вошел в резонанс с моим. Это, конечно, только теория, но логично. Если у вашей тети были Объекты, то она могла стремиться сюда, к другим владельцам… Но зачем?... Черт!
Шемеш, рассуждая, замер и умолк на мгновение, осененный догадкой.
- А не является ли «Бланка» специальных отелем для владельцев?.. Или тут проводится что-то вроде неофициального конгресса «объектодержателей»? Как только у меня появятся штаны, я очень хочу побеседовать с мисс Вивес…

+1

30

- Почему же не может быть? – резонно возразила мисс Маршалл, чье стремление докопаться до истины было приправлено щепоткой веселого безумия, - если канцелярская скрепка способна производить такие выкрутасы со строительными плитами, почему бы ей не перемещать их во времени? Проверьте – может, под плитой притаился  менеджер из Фицжеральда, тринадцать лет считающийся мертвым. То-то наследники обрадуются.

Ирония прозвучала зло… и она поняла, что начинается злиться.
На себя. Не на Шемеша, который выглядел в этом куцем  полотенце беспомощным и растерянным. Даже жалким. Он вляпался в эту историю помимо своей воли, по незнанию. А она?  Ради удовлетворения инстинкта мангуста?  Чтобы продать «историю», придется постараться, найти доказательства того, что это -  не фантазия и не плод больного воображения. На это потребуется время, возможно, не один день. Стоит ли игра свеч? Все это странным образом напоминало сон. Совершенно обыденно начавшийся – ей часто снились поездки в незнакомые места, незнакомые люди и придорожные  мотели, но ни разу… ни разу сон не окрашивался в столь абсурдистские оттенки. Впору ущипнуть себя и проснуться. Фрэнки ущипнула себя за запястье и закусила губу. Ничего не изменилось. В комнату втекал охряный фонарный свет, бормотал телевизор,  скрипела под подошвами бетонная крошка и осколки стекла; рядом стоял высокий мужчина в полотенце, смешно поджимая пальцы босых ног.
Он советует ей забыть обо всем. Хороший совет, своевременный. И главное, полезный.
Плюнуть  на все, уйти домой, выпить крепкого кофе, и заняться корректурой статьи, которую она обещала боссу сдать вчера.
И выбросить к чертовой матери коробку с дурацкими тетушкиными реликвиями.
Кошелек и кроличья лапка. Из бронированного сейфа компании «Мозли», славящейся своей многоуровневой защитой от взлома.
Что с ними делать? Отнести на помойку? Отдать Шемешу для коллекции? Положить лапку в кошелек и поджечь?
Она почувствовала, как от нетерпения зачесались ладони.
- Мой тете было шестьдесят три года… хотя она была здорова. И умерла внезапно. А за неделю зачем-то планировала остановиться в «Бланке». Когда мисс Вивес дала мне ключ от номера, она скороговоркой прочла запрет на пользование Объектами в стенах хостела. Знаете, это звучало так обыденно, словно мне перечислили правила противопожарной безопасности и указание соблюдать тишину после 23  часов… Тетушкин  адвокат отдал мне конверт с кодом  от сейфа. Эли! Я знаю, какие Объекты хранились у тети Джулии.  Ну… догадываюсь.  Но я не знаю, что они умеют. И  вы советуете мне их выбросить? А почему вы не поступите так же? Не сядете на катер, и не швырнете скрепку и остальной хлам в Итс-Ривер? Не хотите?  Или… - Фрэнки подалась вперед и вкрадчиво шепнула, - не можете?
Глаза ее заблестели озорным блеском. Она решилась.
- Возможно, я сумасшедшая. Почему бы и нет? С учетом всего того, что произошло.
Кажется, мне тоже необходимо поговорить с мисс Вивес, - заключила она, - и у меня,  отличие от вас, достаточно пристойный вид, чтобы пойти разыскать хозяйку. Кстати, эти Объекты… их можно продавать и покупать?

+1


Вы здесь » The Lost Room » Настоящее » 01.05.2014. Взрывная скрепка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC